Космогонии русского Родена - Московская перспектива

Космогонии русского Родена

Космогонии русского Родена
Кем был на самом деле Сергей Конёнков

10 июля исполнилось 165 лет со дня рождения великого скульптора Сергея Тимофеевича Конёнкова. Он достиг вершин в мировом искусстве, широко известен работами, созданными не только в России, но и в Италии, Греции, США. Его работы украшают здание Верховного суда в Вашингтоне, его галереей ученых прославлен Принстонский университет. Конёнков был человеком неординарным, безмерно одаренным, с загадочной и необыкновенной судьбой.

Удивительно, что Сергей Конёнков, 20 лет прожив в Америке, никогда не ругал советскую власть и коммунистический строй, как это делали все эмигранты. Удивительно и то, что после войны по личному распоряжению Сталина в США был отправлен пароход, чтобы доставить Конёнкова с женой Маргаритой и все его скульптуры в Москву. И просто поразительно, что после стольких лет эмиграции потенциальному невозвращенцу-скульптору присвоили высшие государственные награды и звания: академик Академии художеств СССР, народный художник СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Сталинской премий.

Еще до революции скульптора за его талант называли «русским Роденом». Революцию Конёнков принял с воодушевлением, на свои средства закупал браунинги для рабочих и сам сражался на баррикадах Москвы. Он ваял образы, которые были воплощением его мечты о свободе и равенстве. Сразу же стал активистом по внедрению ленинского плана «монументальной пропаганды» в массы. Не раз встречался с вождем пролетариата.

В то же время его мастерская на Пресне считалась модным местом, где собиралась столичная элита – писатели, поэты и художники, пока скульптор не уехал в 1923 году в Америку. В США проходила выставка работ русских художников и скульпторов. Но после выставки Конёнков с женой не вернулись в Россию. В Америке он был тоже известен, имел много заказов и слыл чудаком: Сергей Тимофеевич скупал пни, которые в его руках превращались в сказочных героев или волшебную мебель. Это были кресла в виде совы, взмахнувшей крыльями, или лебедей с грациозными длинными шеями, столы с лежащими на них рыбами, сидящими белочками, а то и просто неведомыми зверушками и непонятными сказочными существами.

Вновь в его мастерской собирались представители интеллигенции и науки. Надо заметить, что многие приходили из-за его жены – Маргариты. Ею были очарованы Шаляпин и Рахманинов, говорили, что в нее был влюблен Альберт Энштейн. Ее судьба тоже полна тайн. Глава советской разведки генерал-лейтенант Павел Судоплатов в своей книге «Разведка и Кремль» называл Маргариту Конёнкову одним из самых эффективных агентов советских спецслужб. Возможно, Сергей Конёнков содействовал ей. Кроме того, он еще увлекался теософией и занимался пророчеством, изучал библейские писания, древние трактаты астрономов и теологов. Особенно Конёнков заинтересовался «Апокалипсисом», самой загадочной книгой Нового Завета. Скульптор всю жизнь пытался ее расшифровать.

Тогда же в 1930-х годах он начал рисовать странные космические картины, которые до сих пор не расшифровали.

«В звездах заложена вся история человечества, так считал отец, – вспоминал Кирилл Сергеевич Конёнков, сын скульптора. – Он верил в астрономию, но не в ту, что сейчас нам преподносят составители гороскопов. Это не то. Красоты неба они не ухватывают».

Позже свои пророчества-предупреждения Сергей Конёнков посылал в Москву Сталину, прикладывая к ним загадочные карты и фотографии. В этих письмах он пророчил большую войну, несмотря на подписанный договор о мире, он также предрекал Сталину победу над Германией.

Себе Сергей Тимофеевич напророчил 100 лет жизни. И прожил бы их, если бы не роковая поездка в санаторий, где он неожиданно заболел воспалением легких и умер, не дожив два с половиной года до своего 100-летнего юбилея. Он скончался в 1971 году, Маргарита Конёнкова пережила его на девять лет. Ей было 85.

Незадолго до смерти мастер, по воспоминаниям Михаила Петровича Лобанова, русского писателя и общественного деятеля, работал над памятником Ленину. Лобанов рассказывает об этом так: «Довелось мне быть однажды вместе со школьниками у Конёнкова, в его мастерской на углу улицы Горького и Тверского бульвара. Колоритный старец показывал детям извлеченные им из дерева чудеса: всяких лесовиков, полевичков, зверушек, лесную нечисть. Рассказывал, как в детстве любил слушать старого пасечника, изображал, как тот вытаскивал из бороды запутавшихся в ней пчел. В то время он работал над проектом памятника Ленину, который, по его замыслу, должен был представлять установленную на Воробьевых горах высоченную фигуру вождя с протянутой рукой, вращающуюся в течение суток вокруг своей оси вслед за движущимся солнцем. «Степан! Заводи!» – раздался вдруг громкий голос Сергея Тимофеевича. И тотчас же откуда-то из дверей выбежал похожий на обломовского Захара нечесаный мужик, включил что-то в памятнике, агрегат загрохотал, и Владимир Ильич медленно задвигался вокруг своей оси, к восхищению школьников».

Так кем же на самом деле был этот колоритный старец? Скульптором, который умел вскрыть какие-то особые изобразительные возможности дерева и мрамора, художником, который мог заметить то, что не видят другие, великим символистом и примитивистом, монументалистом и непревзойденным мастером скульптурного портрета? Может быть, политиком или мыслителем, создателем собственного мировоззренческого мифа, философом-космистом?