Владимир Плоткин - «МП»: «Бывают проекты, с которыми очень долго мучаешься» - Московская перспектива

Владимир Плоткин - «МП»: «Бывают проекты, с которыми очень долго мучаешься»

Владимир Плоткин - «МП»: «Бывают проекты, с которыми очень долго мучаешься»
Владимир Плоткин - «МП»: «Бывают проекты, с которыми очень долго мучаешься» Владимир Плоткин. Фото: Агентство «Москва»
Главный архитектор ТПО «Резерв» Владимир Плоткин рассказал «МП» о своем участии в реновации, неудачных проектах и о том, что может его оскорбить

Когда важно сказать «нет»

- В одном из своих интервью вы говорили, что являетесь архитектором компромисса. Часто ли приходится идти на компромисс и почему так происходит?

- Хотел бы уточнить, что не моя архитектура является архитектурой компромисса, а вообще архитектура – это искусство компромисса. Это профессия многоаспектная, нужно принимать во внимание множество не просто чисто профессиональных факторов, но и тех, что приходят извне. Например, требования заказчика, экономическую ситуацию, всевозможные изменения и даже психологические особенности контрагента. Да, приходится идти на компромиссы. И не только с экономическими факторами, но и с инженерными. В архитектуре на один поставленный вопрос нет одного единственного правильного ответа, их может быть тысячи и больше – все они будут хороши. Тут важно выбрать один единственный, может, не самый лучший, но наиболее подходящий и уместный для конкретного случая и устраивающий всех участников процесса.

393979_1000x666_2052_d3c2541dd9b5d4bf1e92e01636fbb84b.jpg

- А на самом деле, вы архитектор компромисса?

- На самом деле, когда меня просят кардинально изменить что-то, что противоречит моему подходу к архитектуре, моей концепции или моей стилистике, я отказываюсь. Никогда на сильные компромиссы не иду. Я соглашусь, если только можно поправить что-то без принципиального вреда архитектуре.

- Когда в последний раз вы отказывали заказчику?

- Таких случаев было достаточно много. Например, если заказчик приходит, не ознакомившись с тем, что мы делаем, с нашими стилевыми предпочтениями, предлагая сделать дом или жилой район в стиле модерн или итальянского барокко, или в историческом стиле. Какой бы ни был выгодный заказ, я говорю «нет». Здесь компромисса не может быть. Та же ситуация, когда в процессе проектирования заказчику приходит такая же свежая идея на тему историзма или он предлагает что-то поменять на эту же тему по совету маркетологов. Если это происходит на начальном этапе, то мы выходим из проекта.

Но бывают ситуации, когда речь не о полном компромиссе, а о полукомпромиссе. Примерно в 2012 году был у нас один проект, который предварял конкурс со вполне именитыми участниками. Конкурс мы выиграли с очень бодрым решением. Оно мне очень нравилось, после определенных корректив со стороны заказчика, мы и начали по нему работать. Проект был выполнен на 70%, когда заказчику пришла в голову мысль переделать фасады в историческом стиле, потому что не так давно в том же районе был сдан другой проект тоже в исторической стилистике и он хорошо продается. Я сказал, что это не очень здорово - архитектура и планировочные решения не подходят для этого. В качестве сильного довода я сделал эскиз, похожий на то, что хочет заказчик. Я хотел показать ему на примере, что это будет скверно и нелепо. Но ему понравилось. В итоге пришлось делать. Проект хорошо продавался, тем не менее я отозвал свою подпись под ним.

- Я знаю как минимум один ваш проект, который плохо продается — ЖК «Триколор». Часто ли так происходит?

reserve_tricolor_full.jpgЖК «Триколор». Иллюстрация: ТПО «Резерв»

- Бывает. Самое удивительное, что этот и еще два проекта – в Чертаново и «Аэробус» мы делали для Capital group практически одновременно для одной и той же аудитории. Это был один и тот же класс, похожая квартирография. В Чертаново и «Аэробус» прекрасно продались, а здесь… Наверное, была какая-то ошибка маркетинга, что они делали такие большие квартиры. К тому же они сильно затянули, достроив этот проект уже после кризиса 2008 года. Но «Триколор» - не самый грустный проект. Были и другие проекты, проезжая мимо которых я отворачиваю голову.

reserve_aerobus_full.jpgЖК «Аэробус». Иллюстрация: ТПО «Резерв»

- Почему они появляются?

- Утверждается проект, который нас как авторский коллектив полностью устраивает, проходит через все советы и прочее. Но вдруг меняется заказчик, продается проект кому-то другому, приходит новый владелец со своими заморочками, со своими пожеланиями. Это вопрос о компромиссе. Например, еще один неудавшийся ЖК - на Ленинградском шоссе, 25. Пришлось отказаться от дальнейшей работы.

- А «Смоленский пассаж»?

- Это другая история, которая была совсем в другой жизни – 30 лет назад, когда я еще был в «Моспроекте». К тому же, это, скорее, боль Бофила, а не моя. Хотя, он подписался под этим проектом, между прочим. Это нужно было, чтобы получить деньги. Я как раз работал тогда в Париже и прекрасно помню его слова о том, что проект надо заканчивать, «мое реноме от одного дома в Москве не пострадает, а мировой архитектурный истеблишмент воспримет эту ситуацию с пониманием».

Архитектурный блицкриг

- Какова судьба вашего проекта реновации в Царицыно?

261454.pngКонцепция реновации района Царицыно. Иллюстрация: ТПО «Резерв»

- Эскиз застройки совместно с Главапу (Главное архитектурно-планировочное управление Москомархитектуры - МП) мы выпустили, сейчас готовится проект планировки на эту территорию, ну, а дальше…

- Ваши предложения в итоге будут использованы?

- Я надеюсь, что да, потому что в проекте планировки заложены именно наши предложения.

- Вы делали много проектов для госзаказчиков. Что именно так сильно в вашей архитектуре ценят госкомпании?

- Опять же, смотрят построенные объекты, выбирают по реноме и репутации. Например, в 2007-м или в 2008-м году мы закончили строительство штаб-квартиры «Аэрофлота», удачное здание. Когда возникла идея построить штаб-квартиру ОАК (Объединенная авиастроительная компания), провели конкурс. Пригласили в том числе и нас. Мы, правда, получили приглашение за 2 дня до того, как надо сдавать материалы, подготовили предложение и выиграли в этом быстром конкурсе.

reserve_aeroflot_full.jpgШтаб-квартира ОАО «Аэрофлот-Российские авиалинии». Иллюстрация: ТПО «Резерв»

- Что можно сделать за 2 дня?

- Эскиз.

- Вы эти два дня не спали?

- Нет, ну что вы? Бывают проекты, с которыми очень долго мучаешься – неделю, месяц, год и ничего толкового не получается. Ничего хорошего в голову не приходит.

- От чего это зависит? От вдохновения?

- Понимаете, это может зависеть не только от вдохновения. Я уже давным-давно сам для себя придумал методологию, как бороться с неприходящим вдохновением. Она достаточно простая. Но тем не менее, когда нет сильных градообразующих факторов или функциональной схемы, которые тебе подсказывают, какое здание в этом месте должно появиться, и если в голову не приходит какая-то сверхидея, то есть то, что вы называете вдохновением, то надо включать логический аппарат. Это целая песня.

- Как вы считаете, может ли форма быть тождественна содержанию? То есть вот, например, Рогозин решил построить себе небоскреб в виде космического корабля…

- Я не думаю, что Рогозин решил построить небоскреб в виде космического корабля. Просто это первое, что приходит в голову. Он не профессиональный архитектор. Мне кажется, что если будет проведен нормальный конкурс, участники конкурса с уважением отнесутся именно к этой идее и некая космическая тема будет присутствовать. Не факт, что именно в форме космического корабля.

- Главное на защите проекта упомянуть космическую тему?

- Я много раз рассказывал байку про упомянутый мною проект штаб-квартиры «Аэрофлота». Никаких сумасшедших ограничений не было – здание должно быть не выше 7 этажей и иметь атриум. Мы начали проектировать, сделали около 30 эскизов, перебрали все возможные типологии – ничего заказчикам не нравится. В какой-то момент я вижу, что на столе у генерального директора стоит статуэтка в виде старой эмблемы «Аэрофлота» с крыльями. И говорю: «Смотрите, фасад здания в чистом виде принимает форму этого лого». «Супер», - сказал генеральный директор и принял этот проект.

2230.jpgШтаб-квартира ОАО «Аэрофлот-Российские авиалинии». Иллюстрация: ТПО «Резерв»

- Среди ваших заказчиков есть довольно известные компании и нередко эти проекты вызывают нежелательный интерес. Например, ЖК в Сколково или «Остров Фантазий». Как вы к этому относитесь?

- Что касается «Острова Фантазий», то там были пройдены все инстанции, он был согласован московским правительством, все всё знали и видели, что это такое. Это (скандал - МП) был чистой воды пиар-ходом. Как, впрочем, и история с ЖК в Сколково. Хотя эта история безумно меня задела и оскорбила. Композиция была сделана абсолютно точно с профессиональной точки зрения. И не важно, что бы там ни находилось. Если к частному дачному участку примыкает 9-этажный жилой дом, то естественно, что в эту сторону я не буду делать окна. Иначе это просто будет неловко. Это было сделано из соображений комфорта, этики и безопасности и в этом месте получилась обычная, часто применяемая широтная секция с односторонней ориентацией квартир.

Храмы и каноны

- Многие говорят о том, что в концертном зале в Зарядье очень хорошая акустика. Как так вышло?

337548_1000x666_2052_cb309f9fc8501a500e9507507a370958.jpgМосковский концертный зал «Зарядье». Фото: Агентство «Москва»

   - Мы заняли второе место в конкурсе и были интегрированы в процесс создания парка, были его соавторами. И концертный зал получили, что называется, бонусом. Зал нужно было проектировать очень быстро, потому что проектирование и строительство заняли только 3 года. Причем строительство началось практически одновременно с эскизированием концертного зала. Сроки были очень сжаты, поэтому все было сделано очень быстро, в том числе принципиальная конфигурация зала.

337550_1000x666_2052_31cc709dc7516afec30179e80d28812a.jpgМосковский концертный зал «Зарядье». Фото: Агентство «Москва»

Первоначально мы предполагали, что зал будет иметь прозрачную стенку, чтобы находящиеся в нем могли видеть Москву-реку, а посетители парка могли видеть то, что происходит в самом зале. Идея изначально была спорной, но мы ориентировали зал именно с учетом возможности этой идеи. Уже через полгода проект рассмотрел Гергиев со своим акустиком, с которым он работал по третьей сцене Мариинского театра. Они тут же запретили делать стеклянные стены, поскольку стекло не позволяет добиться идеального звука. В течение всего времени проектирования происходила тонкая настройка. Мы рисовали зал и отправляли эскизы для тестирования в его акустическую фирму, после чего он давал рекомендации по форме и материалу. Шаг за шагом была найдена идеальная форма зала и идеальная акустика.

- Что вы думаете об архитектуре современных храмов?

- То что делается у нас сейчас в храмовой архитектуре, мне совершенно не нравится, потому что во всем мире в том числе и в России храмовая архитектура всегда шла в ногу со временем. У нас же сейчас строго следуют канонам старинной православной архитектуры. Но этих канонов не существует в принципе. Церкви менее святыми от своей архитектуры не становятся.

- Вы бы взялись за проектирование церкви?

- Я бы взялся, если стояла бы задача спроектировать церковь в абсолютно современном стиле. Я бы с удовольствием взялся бы, причем не важно, церковь, мечеть, буддийский храм или синагога. Но таких заказов не поступает. Хотя синагоги у нас есть в довольно современном стиле.

- Расскажите, пожалуйста, а ЖК «Аэробус» – это хорошая архитектура?

2390.jpgЖК «Аэробус». Иллюстрация: ТПО «Резерв»

- Дело в том, что я никогда не говорил, что это хорошая архитектура. Это здание не является предметом моей гордости, но и стыда я не испытываю. Этот проект – честная декларация. Когда я делал его для Capital Group, у нас было с десяток разных проектов, многие из которых ничем не заканчивались. Когда появился этот участок в Кочновском переулке, была поставлена задача сделать там 200 тыс. кв. м на 4 га. Сделали. Они говорят «а 300 тыс. можете?» Сделали. Потом еще и еще. Затем этот проект немного «завял». Подошел фестиваль «АрхМосква», и мы решили представить на нем этот проект как манифест-размышление о жизни в гигантском мегаполисе, где должны появляться гигантские мегаструктуры. Мы сделали красивые концептуальные картинки. Они показались забавными, мы получили гран-при. Заказчик потер руки и зафигачил в итоге порядка 500 тыс. кв. м. Мы, конечно, оторопели от такого, но спропорционировали и получилось достаточно неплохо. Я знаю людей, которые живут там, все они очень довольны.

- Скажите, а жизнь в золотой клетке – это хорошо?

- Плохо, конечно, но если клеточка открывается и ты выходишь в открытый мир, то нормально. Это жизнь.

- Сколько в вашем бюро работает человек и многому ли приходится обучать вчерашних студентов?

- Сейчас около 80-ти архитекторов. В процессе работы, конечно, приходится обучать и если нет проблем с финансовым обеспечением, то это обучение проходит достаточно успешно.

1534.jpgМузейный городок «ГМИИ им.Пушкина». Иллюстрация: ТПО «Резерв»

- Сейчас много обсуждается снос исторической бензоколонки для нужд реконструкции Пушкинского музея. Как вы считаете, это правильно или нет?

- Наш конкурсный проект не предполагал снос бензоколонки. Насколько это ценная вещь? В таких вещах я не большой специалист. Во-первых, ей невозможно пользоваться. Другое дело, что ее можно сохранить как некий павильон или арт-объект. Если народ ее полюбил, то зачем сносить? Пусть стоит. Я бы ее сохранил.  

При участии Николая Кириллова