А из нашего окна - Московская перспектива

А из нашего окна

А из нашего окна
А из нашего окна
От театра до посольства

В период самоизоляции мир невероятно сузился – каждый день мы видим из нашего окна одну и ту же картинку. И главный герой этой картинки – архитектура. Возможно, дом напротив – это экспериментальное жилье 1960-х годов, может быть, историческое здание или эпохи конструктивизма 1920-х, а может, это музей, сквер, памятник. Расскажите историю этих сооружений, а наиболее интересные «МП» опубликует.

Я живу в угловой квартире, поэтому у меня несколько видов из окна, точнее, два. Слева зоопарк, а справа красный четырехэтажный кирпичный дом. Вот о нем я и расскажу.

В настоящее время в здании находится бюро военного атташе посольства Королевства Саудовской Аравии в РФ. Построен дом был в 1906 году. Сведений о нем сохранилось очень мало. Говорят, что здесь располагались конюшни купца Мельникова. Его особняк, построенный в стиле модерн тоже в начале века, находится по соседству. Изначально дом был трехэтажный, но в 1990-х годах, когда сюда въехала американская фирма, надстроили четвертый этаж. Компания специализировалась на сельскохозяйственной продукции, биотехнологии растений. Мы, жильцы, их соседи, запомнили на всю жизнь, что когда там проходили ремонтные работы, каждому в почтовый ящик бросали листовки. Во-первых, они были очень красиво упакованы в оригинальные красочные конверты, во-вторых, нас, москвичей, в то время не очень привыкших к вежливости, в самое сердце поразило их содержание. Компания приносила свои извинения за неудобства, за стук и шум, производимый во время ремонта, с обещанием закончить его как можно быстрее. При этом текст был написан изящным курсивом. В соседстве с этой вежливой фирмой мы прожили многие годы и даже не заметили, как туда въехало посольство Саудовской Аравии. Но надо признаться, что и те и другие соседи беспроблемные – спокойные, тихие. А вот когда я была маленькой, здесь находилось общежитие театра «Ромэн». Вот это было очень шумное соседство!

Дом у нас Г-образный, Справа к нему примыкает соседний дом пониже нашего, он соединяется с нашим аркой, а красный кирпичный домик – слева. То есть получается, что весь ансамбль – в виде буквы «П», а в середине двор. И у нас, как в колодце, каждый звук слышен. Во дворе были песочница, качели и деревянная беседка. Девочки прыгали через резиночку во дворе, играли в классики, а мальчишки – в казаки-разбойники. При этом всегда было слышно, как мамы кричали с балконов: «Наташа, давай домой!», «Марина, ужинать!», «Саша – закругляйся!» Плохо слышно было, если мы забредали за этот красный домик, а в том дворе была полуразрушенная историческая стена, видимо, тех самых времен постройки конюшен купца Мельникова, о которой нам рассказывали в детстве. Мы любили забираться на стену и, балансируя на грани жизни и смерти, проходить по этим разваливающимся, поросшим мхом и травой кирпичам. И вдруг туда въехал театр «Ромэн». Да-да, там было общежитие театра. Естественно, покой наш был нарушен. Артисты театра возвращались поздно после спектакля и по-цыгански задорно запевали у нас в беседке. А во дворе-то каждый звук слышен… Все просыпались, выходили на балконы (летом, конечно) и …. терпели. Возмущаться сил не было, уж больно хорошо артисты пели, профессионально и как-то особенно, с душой. Они пели уже для себя после спектакля и не думали, наверное, о нас, своих невольных зрителях. И вспоминаем мы их добрым словом.