Андрей Асадов - МП: «Нам нравится, когда аэропорт вызывает сразу несколько ассоциаций» - Московская перспектива

Андрей Асадов - МП: «Нам нравится, когда аэропорт вызывает сразу несколько ассоциаций»

Андрей Асадов - МП: «Нам нравится, когда аэропорт вызывает сразу несколько ассоциаций»
Андрей Асадов - МП: «Нам нравится, когда аэропорт вызывает сразу несколько ассоциаций» Андрей Асадов
Глава архитектурного бюро Asadov рассказал корреспонденту «Московской перспективы» об архитектуре современных аэропортов, сносе кинотеатра «Соловей» и о том, как сделать так, чтобы массовая жилая застройка не превращалась в «человейники»

-          Расскажите, какой проект для вас самый актуальный, чем вы занимаетесь, над чем работаете? 

-          Не про все текущие проекты пока еще можно рассказывать. Но про некоторые уже можно. Например, сейчас, вместе с компанией «Спектрум» мы работаем над развитием аэропорта в Кемерово. Аэропорт назван именем Алексея Леонова, первого космонавта, вышедшего в открытый космос. Он родился в селе Листвянка Кемеровской области. Недавняя традиция называть аэропорты именами знаменитых соотечественников дает готовую образную канву. Таким образом, здесь появилась готовая космическая тематика. 

Аэропорт-Кемерово.jpgАэропорт в Кемерово. Иллюстрация: asadov.ru

-          На что он будет похож? 

-          На самом деле, это довольно простой прямоугольный объем. Но мы постарались придать ему интересный образ: кровля, облицованная серебристым материалом, спускается вниз, на землю, и в ней появляется надрез в виде буквы Л. К этой букве следом приставляются и другие, образуя слово «Леонов». А внутри пассажиров ждет уже полный «космос». Человек попадает как бы в открытое космическое пространство: все темное, со светящимися огоньками, как в музее каком-нибудь. 

-          Вы любите фильмы про космос? 

-          Да, конечно! 

-          Что последнее смотрели? 

-          Из последнего мне запомнился «Интерстеллар». Еще запомнился фильм как раз про Леонова - «Время первых». Хороший фильм, держит в напряжении.

    Saratov-aero_view-model4.jpgАэропорт «Гагарин» в Саратове. Иллюстрация: asadov.ru

-          Когда вы продумываете образ аэропорта на ту же космическую тематику, помогает ли вам просмотр соответствующих фильмов? Как это работает? 

-          Когда речь идет об изображении некоего космического пространства, то, конечно, ищешь определенные аналоги, ищешь какие-то фотоизображения или воспоминания о космосе. Что касается фильма «Интерстеллар», то там очень сильная пространственная составляющая. Там же все действие крутится вокруг нестандартных пространств, в конце герой вообще попадает в пятимерное пространство. Вот и мы стремились передать ощущение бесконечности. Когда есть темный фон, границы теряются и можно создать ощущение чего-то большего, чем это есть на самом деле.

    Аэропорт-Пермь.jpgАэропорт в Перми. Фото: asadov.ru

-          Как происходит выбор образа для аэропорта? 

-          Нам нравится, когда аэропорт вызывает сразу несколько ассоциаций, но не в лоб, а наводит на размышления. В Перми, например, есть музей деревянной скульптуры. Там целая коллекция золотистых крылатых ангелов. Поэтому там хотелось создать некий образ крыла с фактурой дерева. Само дерево использовать крайне сложно, в том числе и по пожарным требованиям, и по эксплуатации. А хотелось создать фактуру золотистого дерева, некий шершавый рельеф. Мы решили использовать металлические кассеты со специальным профилем, чтобы приблизиться по ощущению к деревянному оригиналу.

    Perm-aeroport16.jpgАэропорт в Перми. Фото: asadov.ru

-          Как происходит взаимодействие с заказчиком? 

-          Вообще, работа с аэропортом происходит по следующей схеме. Допустим, регион принял решение расширять существующий аэропорт. Тогда он входит в федеральную программу и получает финансирование на модернизацию аэродромной инфраструктуры. Сам регион организует прокладку сетей и транспортную доступность. А для строительства пассажирского терминала и других сооружений уже привлекается инвестор, который становится оператором аэропорта, получая прибыль от коммерческой составляющей. И именно инвестор, как правило, является для нас заказчиком.

Saratov-aero_view01.jpgАэропорт «Гагарин» в Саратове. Фото: asadov.ru

-          Насколько сильно инвестор вмешивается в вашу работу? 

-          Из всех инвесторов, с которыми мы общаемся, самый продуктивный тандем сложился с компанией «Аэропорты Регионов». Можно сказать, что они с нами на одной волне, приветствуют и продвигают современные передовые идеи и нестандартные решения. Они хорошо понимают важность образной архитектурной составляющей. В том же Саратове, где аэропорт назван в честь Юрия Гагарина, также присутствует космическая тематика. И там есть настоящий интерактивный музей, распределенный по всему терминалу. Он открыт и общедоступен, в нем есть различные уникальные экспонаты. Например, копия капсулы, на которой спускался Гагарин, и которая тоже побывала в космосе. Большая экспозиция об истории русской космонавтики, от первых русских философов-космистов до полета Гагарина и бытового дизайна 60-х годов.

Saratov-aero_interior21.jpgИнтерактивный музей в саратовском аэропорту «Гагарин». Фото: asadov.ru

- Кто создавал музей?

- Это была отдельная команда. Вообще, в этом проекте участвовало целых пять архитектурных бюро. Был генпроектировщик, компания Спектрум, наше бюро курировало основную архитектуру и внутренние пространства. Еще три бюро – VOX, OFFCON и KOSMOS - разрабатывали отдельные вип-зоны. Бюро NOWADAYS отвечало за дизайн привокзальной площади, а также участвовало в создании музейных экспонатов, вместе с Raduga design и Макрофабрикой. Такой консорциум из талантливых бюро и прогрессивного заказчика дал впечатляющий результат, который оценило и профессиональное сообщество – на осеннем фестивале Зодчество мы получили Гран-при.

    Saratov-aero_view08.jpgАэропорт «Гагарин» в Саратове. Фото: asadov.ru

- До какой степени надо инкорпорировать региональную айдентику в архитектуру? 

- С одной стороны, нельзя делать решения «в лоб», но с другой стороны, всегда нужен какой-то образ и ассоциация. Мы сделали в Саратове здание вокзала с вогнутым фасадом. Кто-то видит в этом волну, кто-то гармошку. Мы закладывали и то, и другое. В Перми были другие ассоциации. Помимо «крыла ангела», в интерьерах, выполненных нашими коллегами, бюро UNK, появились отсылки к пермскому периоду в виде огромных панно с отпечатками окаменелостей.

Реновация-Головинский.jpg«НЕСПАЛЬНЫЙ РАЙОН» — победитель конкурса на реновацию Головинского района. Иллюстрация: asadov.ru

- Что для вас выгоднее проектировать: такие аэровокзальные объекты, массовую жилую застройку или частные дома?

 - С одной стороны, большинство заказчиков понимают, куда обращаются и на что им рассчитывать в плане финансов. С другой стороны, нам всегда интересно работать с общественно значимыми объектами, а в жилье - с комплексной застройкой, такой как квартал или несколько кварталов. Здесь уже удается создавать полноценный кусочек городской среды, с новым качеством жизни. Но, при этом, мы работаем и с массовыми проектами, такими как панельное жилье для ДСК-1, с той же реновацией. И там мы также стараемся привнести элементы качественной среды.

    Golovinsky-District01.jpg «НЕСПАЛЬНЫЙ РАЙОН» — победитель конкурса на реновацию Головинского района. Иллюстрация: asadov.ru

К слову, в конкурсном проекте реновации Головинского района мы заложили ряд приемов, которые можно было бы реализовывать в рамках небольшого бюджет. Это все элементы современной городской среды: дворы без машин, парковки в стилобатах, общественные функции в 1-2 этажах, улицы с широкими пешеходными зонами и велодорожками. В общем, весь джентельменский набор, вплоть до террас на первых этажах и эксплуатируемых крыш. Работавшие вместе с нами экономисты из компании Prospecta подсчитали, что создание такой среды позволит продавать коммерческую часть жилья по ценам бизнес-класса, что позволит окупить весь проект при меньшей плотности застройки.

Русская Европа.jpg1 квартал комплекса Русская Европа в Калининграде. Иллюстрация: asadov.ru

- У вас много региональных проектов. Вообще, каково работается в регионах, где вам попроще? 

- С одной стороны, в Москве все поживее, да и аэропорты в регионах мы строим вместе с федеральными инвесторами, которые базируются в столице. Но есть у нас несколько проектов, с которыми к нам обратились региональные инвесторы. Например, замечательный застройщик из Калининграда, компания АвангардСтрой, вместе с которой мы разработали необычный проект эко-района Русская Европа. Также в этом году мы приняли участие сразу в 3 конкурсах республики Саха (Якутия) - на Парк будущих поколений и площадь Ленина в Якутске, а также туристический кластер в селе Оймякон. В последнем из них нам даже удалось одержать победу, вместе с Knight Frank и ЛСТК-проект. Во всех трех конкурсах мы шли в тандеме с локальными проектировщиками. Это было принципиальным условием, и очень правильным – только через подобное взаимодействие можно и местным специалистам получить хороший опыт и, вместе с тем, адаптировать современные идеи под уникальные условия крайнего севера. Организованы эти конкурсы были тоже на высоте, за что отдельная благодарность агенству Центр.

    Yakutsk-park_view01_1.jpgПарк Будущих Поколений в Якутске. Иллюстрация: asadov.ru

- Сколько платят за призовые места? 

- Всегда по-разному. В Якутске это были весьма символические деньги, которые разве что покрывают расходы на саму работу. Тут главный фактор – уникальность темы и, конечно, возможность дальнейшей работы над проектом.

    Костромской-дом.jpgЖилой дом на Костромском пр. в Санкт-Петербурге. Фото: asadov.ru

- Вы много работаете в Петербурге? 

- Да, там неожиданно для нас уже реализованы четыре жилых проекта с компанией Glorax Development. Все они не совсем характерны для нашего бюро, поскольку тяготеют к классической архитектуре, это стало нашей попыткой современного прочтения классики.

    Sadkvartaly_view1.jpgСадовые Кварталы, корпуса 5.1 и 5.2. Иллюстрация: asadov.ru

- Есть ли по вашему мнению прорывы в столичной архитектуре в последние годы? 

- На мой взгляд, в последнее время столичная архитектура повзрослела и вышла на хороший международный уровень, скажем так, мейнстрим. Что касается прорывов, то, что бы ни говорили про Зарядье – для меня это серьезный претендент нового типа общественного пространства. На первый взгляд, это парк, но, на самом деле, никакой это не парк, а крыша большого культурно-образовательно-развлекательного центра. Это то, как должно на самом деле выглядеть общественное пространство в центре современного мегаполиса. И прекрасный пример многоуровневого использования города. Сначала идет паркинг, потом павильоны, кафе, выставочные пространства, а наверху уже парк.

    Ryazanskiy06.jpgЖилой комплекс на Рязанском пр., 26. Иллюстрация: asadov.ru

- Вам нравится многоэтажная жилая застройка? Что вы делаете для того, чтобы не получился «человейник»? 

- Когда мы понимаем, что ни этажность, ни объем застройки уже нельзя изменить, то стараемся хотя бы на визуальном уровне добиться гуманной среды, за счет отделки и внешнего вида фасадов. Хотя понятно, что гораздо правильнее архитектору включаться на начальном, градостроительном этапе, поскольку архитектор, со своим синтетическим видением города, понимает взаимосвязь между транспортными потоками, городскими узлами, общественными пространствами, вообще, чувствует город как живой организм, и, исходя из этого, может предложить сбалансированное решение.

    Ryazanskiy01.jpgЖилой комплекс на Рязанском пр., 26. Иллюстрация: asadov.ru

У нас есть несколько проектов, в которых мы занимались комплексным развитием участков. Один из них – это реконструкция территории старого аэропорта в Саратове площадью 220 га рядом с историческим центром города. В итоге на этом идеальном гринфилде мы сделали плотность в 20 тыс. кв. м на 1 га при базовой этажности всего лишь в 6 этажей, с повышением только вдоль основных улиц. Этот проект мы делали вместе с Саратовгражданпроектом. Еще один проект был на Рязанском проспекте, там плотность была свыше 40 тыс. кв. м на 1 га. Но и там нам удалось сделать не давящую среду, благодаря нескольким высотным доминантам, в окружении средне-этажной застройки. Так же мы показали, что чем более плотная застройка, тем более качественными должны быть общественные пространства. На Рязанском проспекте, например, мы сделали искусственный водоем с набережными и пешеходными мостами.

Стадион Динамо.jpgРеконструкция стадиона «Динамо» в Москве. Иллюстрация: asadov.ru

-          Кого бы из архитекторов, с которыми вам приходилось работать, вы бы выделили? 

-          У нас был интересный опыт работы с несколькими иностранными коллегами. Лет 10 назад мы участвовали в конкурсе на реконструкцию стадиона «Динамо» (сейчас – ВТБ Арена), вместе с институтом Моспроект-2 и Эриком Ван Эгераатом. Эрик тогда предложил рискованную идею – совместить под одной крышей две арены, большую и малую, и расположить это все поверх исторического фасада, для его сохранения. Это было сделано для того, чтобы не выносить малую арену в парк и не вырубать деревья. Идея еще состояла в том, чтобы разместить обе арены на 12-метровой высоте, чтобы внутри исторического объема организовать ритейл, окупающий весь проект. В итоге, наш проект одержал победу в конкурсе и в-целом, все идеи в итоге были реализованы.

7 лет назад мы приняли участие еще в одном международном конкурсе, на филиал Политехнического музея на территории МГУ. В качестве партнеров мы позвали одно из ведущих датских бюро 3XN, чей подход и философия нам были созвучны.

459154_1000x750_2052_7dcc8e8e18920171b453b16e7b284e99.jpgСнос киноцентра «Соловей». Фото: АГН Москва

- Как вы относитесь к сносу кинотеатра «Соловей»? 

- Это неоднозначный вопрос. С одной стороны, любой город, особенно динамично развивающийся, должен обновляться, и тут уже вопрос ценности элементов его застройки…

362268_1000x665_2052_6951d7075bdfccd276b640de2ae95ac0.jpgКиноцентр «Соловей». Фото: Александр Авилов/АГН Москва

- Вам нравится само здание, которое снесли? 

- Это убедительный пример позднесоветской брутальной архитектуры, правда, изрядно попорченной реконструкцией 90-х годов. Тут надо говорить не о том, что мы теряем, а о том, что мы приобретаем взамен. С функциональной точки зрения там также планируется киноцентр с коммерческой составляющей в стилобате. И дальше нужно смотреть, как это выглядит с точки зрения архитектуры, равноценный ли это обмен.

Вообще, всегда важен баланс. Если город законсервировать, то будет сложно находить средства на поддержание уже существующих объектов. Если все сносить и строить заново, стирается память, само понятие исторической ценности, аутентичности места. Это как с антиквариатом, который ценен сам по себе, своей достоверностью.

Такой баланс, как мне кажется, был найден при реконструкции стадиона Динамо. Поскольку стадион сам по себе – это неприбыльный проект, он был дополнен коммерческой составляющей, которую разместили внутри исторических стен.