Как дворянин «загремел» в больницу для чернорабочих - Московская перспектива

Как дворянин «загремел» в больницу для чернорабочих

Как дворянин «загремел» в больницу для чернорабочих
Как дворянин «загремел» в больницу для чернорабочих
Малоизвестное о Яузской больнице

На Вшивой (равно — Швивой) горке есть улица, носившая до своего звонкого переименования в честь Коммунистического Интернационала (в 1922 году) вполне московское название — Таганская. На ней-то в конце ХVIII — начале ХIХ века богатейшим уральским горнозаводчиком И.Р. Баташёвым была возведена городская усадьба для его зятя генерала Шепелева. Во время московских пожарищ 1812 года усадьба Баташёва значительно пострадала. Но потом ее восстановили с сохранением многих красивых архитектурных элементов. А к концу ХIХ века она была перестроена под больницу.

До революции эту подчиненную городскому управлению Яузскую больницу знали все москвичи. Ведь иногда им приходилось обращаться сюда за разного рода медицинской помощью. Заведение именовалось полностью как «Яузская больница для чернорабочих». Оно было профилировано на обслуживание горожан, имевших незначительные доходы. Однако в экстренных ситуациях в него попадали москвичи и из других сословий.

Об одном любопытном случае, это подтверждающем, я прочел в дореволюционной прессе. Из заметки можно узнать не только о конкретном происшествии с пациентом-дворянином. Здесь попутно высвечиваются и детали московской уличной повседневности.

Для начала скажу, что никому никогда не придет в голову смотреть на городские часы осмотрительно. 

То есть аккуратно, осторожно, остерегаясь нечаянностей. Вовсе не так, как захотел поглядеть на старинные куранты Москвы герой эпизода, о котором незамысловато и коротко прописал корреспондент в городской газете за 30 июня 1910 года.

В тот день 25-летний дворянин Л.С. Филимонов сел в вагон № 232 электрического трамвая и поехал по направлению к Красной площади. Когда трамвай проезжал по Васильевской площади, вблизи храма Василия Блаженного, этому пассажиру вздумалось взглянуть на стрелки часов Спасской башни.

Вопреки правилам проезда в транспорте малоопытный молодой человек самостоятельно нажал на запоры трамвайного окна, поднял раму вверх, сделал простое телодвижение и выглянул по пояс из вагона наружу. Высовывание головы пунктуального дворянина совпало с тем моментом, когда мачта электрических проводов поравнялась с открытым им окном.

Неожиданный резкий звук от встречи верхней части тела незадачливого путешественника со столбом привел в шок пассажиров трамвайного состава. Юноша, так и не увидевший стрелок на циферблате главных часов страны, в кровь расшиб лицо. Нижняя губа была разорвана в нескольких местах. Ехавшие в салоне первого класса чувственные женщины завизжали и начали падать в обмороки. Трамвай остановился. Бывшие в сознании люди вынесли из салона раненого Филимонова и отправили его в Яузскую больницу для чернорабочих.