Мы обновили портал. Вы находитесь на его бета-версии. С каждым днем портал будет становится все лучше, удобнее и интереснее. Спасибо, что вы с нами!

Москва: история в живописи

Москва: история в живописи
Москва: история в живописи «Расцвет Кремля. Всехсвятский мост и Кремль в конце XVII века», А.М. Васнецов, 1922 г.
О чем расскажет произведение искусства

Представить себе Москву несколько столетий назад — легко! Фотографию еще не изобрели, зато великие русские художники оставили нам с вами живописные полотна с видами древней столицы. Если разобраться, что именно изобразил художник, добавить немного воображения и сравнить картины с современными фотоснимками тех же мест, сможем совершить настоящее путешествие во времени, а заодно, быть может, узнать немного больше об истории нашего города.

Художник Аполлинарий Васнецов хоть и писал свои картины на рубеже XIX-XX веков, но рисовал Москву древнюю, допетровских и петровских времен. Достоверность изображаемого восстанавливал по рассказам и историческим хроникам. 

Аполлинарий Михайлович — младший брат не менее знаменитого художника Виктора Михайловича Васнецова, запечатлевшего на холсте героев русских сказок и былин («Богатыри», «Аленушка», «Витязь на распутье»). Вслед за братом, Аполлинарий Васнецов тоже увлекся древним, русским, самобытным, но избрал для сюжетов своих картин не сказочных персонажей, а вполне себе обыкновенных людей, запечатлев их в реалиях той самой ныне ушедшей купеческой Москвы. Простые, на первый взгляд, обыденные, бесхитростные сюжеты дают возможность представить образ жизни москвичей былой эпохи, царящие нравы и традиции, помогают нам ярче ощутить дух того времени. Смотрим!

1599px-Kniznije_lavki.jpg«Книжные лавочки на Спасском мосту в XVII веке», А.М. Васнецов, 1922 г.

Всехсвятский (Всесвятский) мост находился в районе современного Дома на набережной и вел к нынешней улице Ленивка. Соорудили его прямо в том месте, где со времен основания города реку переходили вброд. Мост начали строить иностранцы из Страсбурга по приказу царя Михаила Федоровича (первого Романова), а завершили спустя полвека, в 1692-1693 годах — и в более-менее целом состоянии он простоял до середины XIX века. 

По тем временам мост был одной из самых грандиозных построек Москвы. Существует легенда, что на строительство потратили так много средств, что сооружение прославилось на всю Россию: по поводу высоких цен или очень хорошей вещи говорили: «Дороже Каменного моста» или «Каменного моста лучше». 

Название свое мост получил по имени Всехсвятских (Трехсвятских) ворот Белого города (того, что проходил по границам современного Бульварного кольца), а они, в свою очередь, в честь церкви Всех Святых. Называли его поначалу Берсеневским, Космодамианским, а также Каменным, Новым Каменным (Старым Каменным был Троицкий мост через Неглинку у одноименной башни Кремля). Позже он стал Большим Каменным мостом. 

170 метровый мост соединял Белый город и Замоскворечье. По своей ширине — 22-24 метра — он считался настолько просторным (много ли конным повозкам надо?), что и эти квадратные метры застроили: при Петре Первом здесь стояли палата Предтечевского монастыря, каменные палатки князя Меньшикова, табачная таможня и пивной двор. 


Кстати, «пьяная» слава закрепилась за этим местом не случайно: на мосту стоял кабак «Заверняйка» (возможно, название связано с тем, что проходившие мимо люди не могли не завернуть на огонек!), а в Шестивратной башне (которую мы и видим на переднем плане картины) находились «верхние гульбища» — террасы, этакие современные общественные пространства с фуд-кортами, где разбитные москвичи собирались для вкушения крепких и не очень спиртных напитков и прочего веселья (например, по весне отсюда наблюдали за ледоходом на Москве-реке). 

К слову, следили за правильной (с точки зрения государственной политики) реализацией спиртного тоже здесь: в упомянутой башне размещались Корчемная канцелярия (контора), которая ведала распространением алкоголя и присматривала за его распространителями, а также тюрьма для бутлегеров старой Москвы. 

На левом берегу реки, под аркой моста, прозванной «девятой клеткой», ютились разбойники и воры со всей страны. Так что лишний раз горожане старались мимо этого места не ходить: ограбят — и концы в воду. 

«Лихая» известность моста даже закрепилась в отечественной литературе: так, в пьесе Александра Островского «За чем пойдешь, то и найдешь (Женитьба Бальзаминова)» 1861 года есть диалог (в не менее знаменитом фильме 1964 года упоминание о мосте убрали):

Красавина. …Да вот еще, для всякой осторожности, надобно тебе сказать: шайка разбойников объявилась.
Белотелова. Откуда ж они?
Красавина. Из диких лесов, говорят. Днем под Каменным мостом живут, а ночью ходят по Москве, железные когти у них надеты на руки и все на ходулях; по семи аршин ходули, а атаман в турецком платье.
Белотелова. Зачем на ходулях?
Красавина. Для скорости, ну и для страху.

Каменный мост был знаменит еще и тем, что здесь праздновалось одно из первых военных завоеваний Петра Великого – взятие Азова в 1696 году. Возле все той же Всехсвятской башни установили триумфальные ворота, через которые шествовала победоносная процессия во главе с государем. Кстати, до этого подобные триумфы в стиле древнеримских празднеств в России не проводились.  

На левой стороне ворот стояла статуя Геркулеса, как писал современник, «человек резной, у него в правой руке палица, в левой руке ветвь зеленая, над ним написано "Геркулесовой крепостью"»… На правой стороне ворот стояла статуя бога войны Марса, со щитом и словами «Марсовой храбростью»… По своду ворот были видны написанные золотом слова: «Прийдох, увидех, победих». Он сторон ворот к мосту висели картины на полотне с изображенными там эпизодами осады, а перила моста украшали персидские ковры. (Из книги «Остоженка, Пречистенка, Остров и их окрестности». С. Романюк, 2016).

В конце XVIII века Всехсвятский мост дважды заливало во время наводнений, рушились арки строения, приходили в негодность здания и гибли люди. На укрепление моста потратили 213 тысяч рублей. Для сравнения: при Екатерине II чуть больше рубля в год платили крестьяне в виде подушной подати. 

«Каменный мост я застала с двойною башней наподобие колокольни; он был крытый, и по сторонам торговали детскими игрушками. Самые лучшие из игрушек были деревянные козлы, которые стукаются лбами. Были игрушки и привозные, и заграничные; их продавали во французских модных лавках, и очень дорого», — рассказывала правнучка историка Татищева Елизавета Янькова.

Наконец, в середине 1850-х морально устаревший и обветшавший мост снесли. На его месте возвели первый в Москве трехпролетный мост с металлическими фермами по проекту инженеров Воскобойникова и Танненберга.