Новый ультра-люкс. Как эксклюзивные бутик-отели становятся новыми арт-пространствами - Московская перспектива

Новый ультра-люкс. Как эксклюзивные бутик-отели становятся новыми арт-пространствами

Новый ультра-люкс. Как эксклюзивные бутик-отели становятся новыми арт-пространствами
Новый ультра-люкс. Как эксклюзивные бутик-отели становятся новыми арт-пространствами Отель «Рихтер»
Анастасия Ефимова – как она сама себя называет, отельер ювелирных проектов. В Москве она сделала два отеля (4 и 5 звезд), которые стали одними из лучших в городе – стильные, авторские, имеющие собственное лицо. Направление, которое развивает Ефимова – дизайн-отели. Впрочем, ни к гостиничной, ни к ресторанной составляющей все не сводится. Сверхзадача заключается в том, чтобы создавать в рамках проектов значимое в городском масштабе культурное пространство, интеллектуальную и артистическую среду для творчества и коммуникации

photo_2019-09-16 22.35.07.jpegАнастасия Ефимова

Отельером Анастасия Ефимова стала в 2016 году – тогда на Мясницкой улице начал работать ее Brick Design Hotel. Он появился в стенах бывшего доходного дома Строгановского училища постройки середины 19 века. Идея была в том, чтобы сделать место современным, рафинированно стильным и максимально клиентоориентированным – таким, каким никогда не смогли бы стать крупные сетевые отели с большим номерным фондом и строгими корпоративными правилами. Ефимова решила перепридумать отель, который стал по совместительству еще и галерейным объектом с произведениями советских шестидесятников, а также площадкой для арт-высказываний, камерных концертов, дизайнерских ярмарок и концептуальных гастрономических бранчей.

63024899.jpgBrick Design Hotel

Brick Design Hotel привлек малый бизнес, связанный с экологичным производством - завтраки в Brick делают из эко-продуктов «Ешь деревенское» и Sasha Bread, косметику для постояльцев поставляет студия органической продукции Pure Love. 

Инвестиции в отель составили 4 миллиона рублей, - для гостиничного дела сумма совсем небольшая. Многое пришлось делать своими руками – например, внутреннюю телефонию и интернет-провода Анастасия вместе с мужем тянули сами, кирпичи 19 века в старинном здании сами отчищали содой.

95188564.jpgBrick Design Hotel

Интерьерные решения – выставить в лобби и в номерах подлинники произведений современного искусства – диктовал вкус Ефимовой (дизайнера по одному из образований), а малый бюджет определил форму отношений с художниками - предметы для экспозиции дала дружественная владельцам отеля галерея Nadja Brykina Gallery.

Отель на Мясницкой работает уже третий год, свободных мест в Brick, как правило, нет: «85% постояльцев – иностранцы, из них 30% - пунктуальнейшие немцы - они всегда бронируют заранее», - рассказывает Ефимова. Изначально стоимость номеров в Brick составляла 7 – 8 тыс. рублей, таким образом отель занял промежуточную нишу между 4 и 5 звездочными проектами. Выручка держится на уровне 2 млн рублей в месяц. При этом бронируют номера уже сейчас на следующее лето.

186776304.jpgОтель «Рихтер»

Второму детищу Анастасии Ефимовой недавно исполнился год. В Замоскворечье, на Пятницкой, 42 она открыла «Рихтер». Сооснователями здесь стали журналисты Егор Мостовщиков, Антон Ярош и Григорий Туманов (совладельцы медиаартели «Мамихлапинатана»), но главным в «Рихтере» оказались не инвестиции, а идея и синергетический эффект.

«Laufen дали нам бесплатно сантехнику, Farrow&Ball — краску и обои. Dornbracht сделали хорошую скидку на смесители, а стекло, которое используется в декоре, подарено AGC. Этим брендам не надо было объяснять смысл проекта с философией и почему нас надо поддержать. Они разделяют наши ценности - свободы, независимости, высокого уровня контента, вкусовые ценности. Прозрачный диван Филиппа Старка, который стоит у нас на входе, нам подарили «Трио интерьер» - это, кажется, единственный такой диван в Москве - самое большое штампованное изделие из пластика в мире - знаменитая модель», - увлеченно рассказывает Анастасия.

186773704.jpgОтель «Рихтер»

«Рихтер» расположился в особняке площадью 960 кв.м. Cемь гостиничных номеров находятся на втором и третьем этажах, под ними - ресторан и журнальный зал, а в подвале работает радио и типография.

Один из принципов работы «Рихтера» как арт-пространства – кураторство. Над многочисленными проектами, которые здесь реализуются (а это и кинопоказы, и выставки, и концерты) – работает целая команда экспертов-кураторов: «Настя Шелохова курирует арт-направление в «Рихтере» - если у нас кто-то хочет сделать выставку, то решать - исключительно ее прерогатива. У меня лишь совещательное право голоса. Никакой бренд не может провести здесь что-то за деньги, если это не будет согласовано куратором. Настя подбирает стилистическую художественную концепцию, мы совместно решаем, кого поддерживать из художников, в кого мы вкладываемся - это ее вкус, - а у нее абсолютный вкус. Куратор по видео направлению - Вова Надеин - основатель Фестиваля экспериментального кино - курирует не только видео и кинопоказы в «Рихтере», но и совместный проект с сетью «Москино» и другими фестивалями. Костя Котов - куратор по периодике, он занимается читальным залом, магазином, журналами, целиком выстраивает политику общения с международными изданиями. И так – по всем направлениям», - рассказывает Ефимова.

181167756.jpgОтель «Рихтер»

Формальное открытие «Рихтера» состоялось в сентябре прошлого года, но ресторан в полную силу заработал в марте. «Все происходит органично - проект сложный в плане реализации, и реализуется без глобальных инвестиций, как у коллег из других арт-институций» - рассказывает Ефимова. Пространству сразу удалось привлечь к себе внимание и стать частью столичного художественного процесса - стартовал проект с открытия выставки Олега Кулика «Наша мать» в рамках арт-фестиваля Cosmoscow. Как отель, «Рихтер» также завязан на культурные активности. Отель является партнером Beat Film Festival, Eat Film Festival, площадкой Фестиваля экспериментального кино, основным партнером Уральского биеннале современного искусства. На иностранцев приходится около половины гостей отеля: «Я езжу по миру, изучаю индустрию. Сейчас мы на передовой московского отельного бизнеса. Спрос на такого рода пространства пока небольшой - Москва не туристический город, а прослойка людей, которые готовы платить большие деньги (номер в «Рихтере» стоит 16 - 20 тысяч) - не слишком велика. Но наши гости понимают, что платят не за сусальное золото, а за современное искусство. Это про стиль. Такие отели для людей, которые живут осознанно. Дело не в современном искусстве - большие отели тоже приобретают себе современное искусство (в отличие от нас - мы не можем себе позволить покупать, зато сотрудничаем с художниками - они счастливы дать нам свои работы на экспонирование - это другой подход. Это про то, с кем ты живешь в одном отеле, какую еду ты ешь в ресторане)», - рассказывает Ефимова. По ее мнению, отельная индустрия развивается сегодня в двух направлениях - либо ты живешь в замке, музее, пещере, палацио, особняке, либо это стандартизированное, чистое, простое, механизированное, наполненное технологиями пространство. При этом ультралюксовые отели идут к минимизации номерного фонда - вплоть до двух - трех номеров и даже одного: «В моем следующем проекте будет пять номеров, - рассказывает Анастасия, правда, не раскрывая деталей нового объекта. - Мне сейчас предлагают делать отели на 20+ номеров, но мне это не интересно».

186774955.jpgОтель «Рихтер»

Как считает Анастасия, в отель как идею априори заложена культурная функция: «Это такое место, где не должно быть уютно. Отель создается, чтобы давать человеку опыт - чтобы на два - три дня достать из домашней конуры, рассказать о чем-то новом, дать возможность что-то попробовать. Мы создаем впечатления. Это другой подход, чем в жилом девелопменте».

По мнению создательницы «Рихтера», от отеля на 7 номеров ожидают большой разницы с консервативными отелями, сервиса 24 на 7, особого внимания к деталям, дорогое постельное белье, натуральную люксовую косметику, живые цветы в номере: «Большой отель всего этого дать не в силах из-за объема и корпоративных правил. Мы себе можем позволить сами создавать правила, например, не снимать с гостя плату за проживание в номере, делать бесплатный трансфер, или наоборот. Мы создаем кураторское облако, когда любой гость «Рихтера» может приехать и получить персональную экскурсию в Третьяковку, билеты в Большой театр, прогуляться с собственником отеля по городу, посмотреть архитектурные памятники, сходить на Даниловский рынок с шеф-поваром нашего ресторана - это невозможно в любом другом месте. Почти любой запрос может быть удовлетворен. Это ультра-консерж сервис. Люди поэтому сюда и тянутся», - отмечает Анастасия Ефимова.

179991741.jpgПотолок в номере люкс отеля «Рихтер»

«Рихтер» - проект с философией. Зарабатывание денег не является тут самоцелью, поскольку самое важное для авторов проекта – не результат, финансовый в том числе, а процесс. Причем процесс во многом связываемый с развитием современного искусства: «В период жирных нулевых и последующее десятилетие с искусством происходили сложные вещи - оно стало служить интересам брендов, инвесторов, интересам заказчика. Оно стало оформительским, интерьерным, при этом сложилось мнение, что художники должны быть бедными и делать все бесплатно. Это потребительское отношение. Невозвышенное отношение к искусству сейчас превалирует. В «Рихтере» мы понимаем, что независимый качественный контент, возможность для художника самовыражаться - за это должен платить не какой-то бренд, государство, а конечный потребитель. Когда вы пьете тут кофе, тот чуть-чуть вкладываетесь в то, чтобы деятели арт и киноиндустрии могли тут что-то делать - мы даем им такую возможность. Я делаю все, чтобы показать, что вкус - очень важно. Итальянцы познали этот секрет - познали вкус момента - поэтому у них с перерывами на обед, ужин и август получается создавать самые красивые вещи в мире - они понимают, что смысл в том, чтобы жить, ценить момент, творчество, людей вокруг тебя. В России пока с этим тяжело. у меня KPI – оплатить, к примеру, мастерскую Егора Федоричева – одного из лучших на сегодня российских художников – мы ему помогаем».