Спасение утопающих – дело рук одного метростроевца - Московская перспектива

Спасение утопающих – дело рук одного метростроевца

Спасение утопающих – дело рук одного метростроевца
Спасение утопающих – дело рук одного метростроевца
Начальник участка «Мосметростроя» Олег Гончаров спас пятерых

В День строителя директор «Мосметростроя» Сергей Жуков вручил грамоту начальнику СМУ-25 «Мосметростроя» Олегу Гончарову «за проявленное мужество и героизм». Корреспондент «Московской перспективы» встретился с метростроевцем.

Мы живем не во времена рыцарей и богатырей, не в военное время. Казалось бы, где сегодня можно проявить доблесть и героизм? Но, как выясняется, в жизни всегда есть место подвигу.

Олег Петрович Гончаров пришел работать в «Метрострой» пять лет назад мастером, затем получил должность прораба, потом начальника участка. Свою работу Олег не просто любит – это тот редкий случай, когда человек добился того, о чем мечтал. Именно заниматься «своим» делом мечтал он, когда окончил машиностроительный техникум, когда учился в Экономическом университете на факультете «экономика и управление». И с женой Гончарову повезло: Алена не просто любимая женщина, она и друг, и единомышленник, и коллега. Работает в «Метрострое» вместе с Олегом – техником на участке. Жизнь размеренна и налажена. Какая тут может случиться катастрофа? Если только как в фильме «Метро». Но это фантастика, хотя… Олег говорит, что видел, как быстро затапливает станции, что все, что показано в этой картине, вполне возможно. Например, очень «серьезная», по его выражению, станция «Площадь Победы», которая построена на болоте и буквально, как жизнь Кощея Бессмертного, висит на цепях.

Много «серьезных» станций в Москве проходит под Москвой-рекой. К их обслуживанию, к коммуникациям нужен особый подход и внимание. Как раз за производство, за хранение, прокладку и коммуникации несет ответственность Гончаров.

В июле этого года Олег с семьей оправился в очередной отпуск. Отдыхал по профсоюзной путевке в Краснодарском крае в поселке Новомихайловское. Лето на юге жаркое, погода стояла хорошая, но в этот день было объявлено штормовое предупреждение. Купаться запрещено. Когда Олег с женой и дочкой пришли на пляж, там собралась толпа народа, одна из женщин кричала, рвала на себе волосы и умоляла спасателей сделать хоть что-то: «Там мой муж и племянник, спасите, спасите их, ну, сделайте хоть что-нибудь!» Спасатели справедливо отвечали, что нельзя было купаться, всех предупреждали. А далеко за буйками виднелись люди, которых уносило все дальше и дальше от берега. В спор со спасателями вступил солидный накачанный мужчина, но в ответ услышал то же самое: что в такую погоду опасно спасать людей, катамараны они уже вытащили на берег, и даже лодок у спасателей не оказалось, но если бы они и были, нельзя выходить в море в шторм.

На песке лежал надувной матрас размером 2 x 1,5, и Гончаров, недолго думая, схватил его и поплыл к буйкам, где он уже различал четыре головы, которые то исчезали, то появлялись над водой. Туда он доплыл без проблем. Трое мужчин и один подросток, слушаясь команд своего спасителя, распределились по матрасу, с его широкой стороны. «На матрас залезать бессмысленно, – сказал Олег, – хватайтесь за него, а я буду толкать матрас сбоку». Они плыли к берегу 10 минут, 15, полчаса, но берег не приближался, он становился все дальше и дальше. «Когда плыл туда, – вспоминает Олег, – не думал об опасности, а обратно, честно скажу, стало страшно. Дочка по берегу бегает, плачет, жена мечется. Не выплывем, мелькнуло в голове…»

Тогда Олег скомандовал: «Плывем, только когда волна накатывает, на отливе отдыхаем!» И они выплыли. И когда спасатели уже бросили им веревку, Олег вдруг увидел невдалеке справа еще одного паренька на матрасе. Тот тоже уже, видно, простился с жизнью – Гончаров заметил его полные ужаса и отчаяния глаза, бросился к нему на помощь, и опять берег казался бесконечно далеко, сил уже не было никаких, и как доплыли, он уже не помнит. Очнулся, лежа на песке, вокруг суетились врачи в белых халатах, побледневшие жена и дочь, подходили какие-то люди, видимо, родственники спасенных, благодарили. Местный сторож из соседнего пансионата рассказывал, что в этом же месте в прошлом году какой-то мужик утонул: то ли пьяный был, то ли течением унесло: там, говорят, течение подводное. «Да-да, – подключился один из спасателей, – и два года назад, я помню, случай был: двое утонули, аккурат в этом же месте! Мы сразу бросились на помощь, подплываем, а их будто и не было. Как сгинули в пучину… Ныряли, ныряли – без толку. Там действительно течение подводное проходит. Повезло мужикам, что выплыли». Думаю, повезло этим пятерым мужикам прежде всего с Олегом Петровичем, с тем, что он оказался в это самое время в этом самом месте. На своем, получается, месте.

Два часа медики приводили его в чувство. В больницу ехать отказался, три дня отлеживался дома. Болело все…. Но главное – пять человек остались живы благодаря Олегу Гончарову, совсем не думавшему в тот момент о подвиге.

Он и мне сказал напоследок: «Вы там особо не расписывайте, а то прямо сделали из меня героя, неловко даже, мне только осталось пистолет нацепить и от акул отстреливаться».