Ума палата и древности - Московская перспектива

Ума палата и древности

Ума палата и древности
Ума палата и древности
Белый город и все оставшиеся от него строения специалисты считают ценнейшим наследием столицы, которое уцелело и сохранилось, пройдя путь в несколько столетий. На карте города таких объектов совсем немного. Они узнаваемы, их древность очевидна даже дилетанту: почти квадратные в периметре здания имеют скатные крыши, маленькие окна, толстые стены

Здания Белого города имеют статус памятников федерального значения. Историки и реставраторы относятся к этому наследию с таким пиететом, что могут перечислить адреса по памяти. Особое место занимают палаты Александровского подворья, расположенные на территории района Арбат, в Староваганьковском переулке. Этот памятник московского зодчества также называют палатами подворья Успенского женского монастыря Александровской слободы. Палаты были возведены в конце XVII – начале XVIII века на территории исторического района Москвы – Белого города. Монастырь использовал их для своих нужд. И монастырским подворьем здание было до начала XIX века, потом его стали сдавать в аренду частным лицам. В 1890-е годы здесь жил историк Москвы Алексей Мартынов. 

Перед событиями октября 1917 года в бывших палатах размещалось подворье Свято-Успенской мужской обители Флорищевой пустыни. История этого объекта является хорошей иллюстрацией к понятию палат как таковых: такие объекты, как правило, были церковной или частной собственностью. Высокую статусность подчеркивает и само название, пришедшее к нам из греческого языка: палаты в переводе означает чертоги, дворцы – надежные, крепкие, красивые. Сейчас их называют архитектурными жемчужинами, учитывая историческую ценность.
За долгие века менялись назначение, планировка и частично даже облик строения. Но внутренняя структура и характерный облик фасада сохранились. 

По словам главы департамента культурного наследия Алексея Емельянова, прямоугольное двухэтажное здание имеет подвал (подклет) и мезонин. Стены палат выложены из красного кирпича в технике верстовой кладки, усиленной железными связями. Именно такой способ кладки был характерен для жилого строительства в Москве 300 лет назад. Фасады побелены. На первом этаже и подклете располагаются две палаты с большими сенями посредине. Изначально у строения было парадное крыльцо, но до наших дней оно не сохранилось. Декор фасадов лаконичен. Необычно выглядят вальмовая четырехскатная крыша дома и двускатные кровли над мезонином с восточной стороны дома и слуховым окном, расположенным с южной стороны. Окна и арочные входы в палаты, которые были изначально на фасадах здания, частично были заложены, а затем снова раскрыты в 1978 году при реставрации.

С тех пор прошло больше 40 лет, поэтому износ строения оценивается как весьма существенный, в результате и работы потребуются большие. Проект реставрации уже начал осуществляться: проведена расчистка здания, начат процесс укрепления фундамента с помощью инъектирования. Это означает, что целостность строительной конструкции восстанавливают, закачивая под высоким давлением сверхтекучие низковязкие смолы и микроцемент. В дальнейшем специалисты расчистят и уберут с фасадов растрескавшуюся краску, внешние стены заново побелят. Кроме того, планируется устранить сколы и выбоины на стенах и цоколе, поменять кровлю, отреставрировать дверные и оконные проемы. В здании отремонтируют лестницы, восстановят мраморный пол в подвале, обновят инженерные коммуникации. Заменят системы центрального отопления, водоснабжения, внутренней канализации и вентиляции. Усилят гидроизоляцию стен и обработают их после ремонта противогрибковыми и другими защитными составами.

В последнее время здание сдавалось под офисы. И его дальнейшая эксплуатация продолжится. Как говорят специалисты, дома живут, пока ими пользуются люди. Приспосабливать такие жемчужины к дальнейшему использованию – искусство не меньшее, чем восстановительные работы. Например, системы противопожарной безопасности должны отвечать всем современным требованиям, что часто входит в противоречие с сохранностью объекта.