«Ура! Москва воскресла!» - Московская перспектива

«Ура! Москва воскресла!»

«Ура! Москва воскресла!»
«Ура! Москва воскресла!» Фото: estpozitiv.ru
Как московские святыни пережили войну 1812

9 декабря в России отмечается День Героев Отечества. Праздник утвержден президентом РФ Владимиром Путиным 11 лет назад. Речь идет о восстановлении существовавшего в дореволюционной России праздника – Дня георгиевских кавалеров. Среди тех, кто был удостоен столь высокого звания, – герои Отечественной войны 1812 года, в том числе и главком русской армии тех лет – Михаил Илларионович Кутузов. «Московская перспектива» вспоминает события осени 1812 года и рассказывает о том, с какими чудесами была связана победа над Наполеоном.

«Этот город в огне»

После Бородинской битвы 2 сентября (по старому стилю) 1812 года наполеоновские войска вступили в столицу России. Первой же ночью 3 сентября Москва запылала в разных местах. Пожар продолжался несколько дней. В нем сгорело много городских строений: 350 церквей и монастырей, около 2500 каменных и 7000 деревянных домов, а также торговые ряды – более 8000 лавок, 17 каменных мостов и 21 деревянный.

Спустя месяц французы уже выходили из Москвы. 7 октября и сам Наполеон покинул город, отдав приказ маршалу герцогу Тревизскому Мортье взорвать Кремль.

Жестокой местью Наполеона стал поджог Кремля. 

Но после страшного кошмара кремлевские храмы в целом сохранились. Сгорел Царский дворец. Домовый собор Спаса на Бору оказался под его обломками. Была разрушена Филаретовская пристройка к колокольне Ивана Великого. Сама же колокольня, пусть с трещиной, но по-прежнему стояла очень гордо.

Удивительно, но остался целым образ Спасителя над Фроловскими воротами Кремля вместе с его деревянной рамой и железным навесом над иконой. То же произошло и с образом святого Николая на соседних Никольских воротах. Здесь даже не разбилось стекло иконы, хотя шатер башни от взрыва рассыпался. Разрушен был и Арсенал, построенный еще в самом начале XVIII века по чертежам саксонца Кристофа Конрада.

Отступая, наполеоновские войска прихватили с собой в качестве ценной добычи сенатскую накупольную медную статую коня (воплощавшую герб Москвы), колоколенный деревянный крест и двуглавого орла, снятого с башни Винного двора. Статуя, к слову, так и не была восстановлена. Сейчас на ее месте, на куполе (за Мавзолеем В.И. Ленина) реет государственный трехцветный флаг. На месте Винного двора (на Берсеневской набережной) сегодня расположен Дом Правительства.

С колоколенным крестом получилась досадная для Наполеона промашка. Издавна на колокольне Ивана Великого, построенной еще Борисом Годуновым, стоял крест с надписью «Царь Славы». Бонапарт приказал крест с колокольни снять. Император, учитывая богатство русских, предположил, что тот из чистого золота. Один из услужливых московских добровольцев и лжегероев вызвался за вознаграждение демонтировать древний символ Русского мира. После снятия заветного креста оказалось, что он был сделан из дерева – лишь обит серебряными золочеными листами. Озадаченный Наполеон объявил, что ему не понравился подлый поступок русского святотатца. И он отдал приказ незамедлительно казнить верхолаза.

При отступлении иноземцев колоколенный крест как память о взятии Москвы и ценный сувенир отправился в дорогу на французском обозе. Правда, по народной молве, во Францию он не попал, а был утоплен в одном из русских непроходимых болот. При восстановлении Москвы на главную московскую колокольню был водружен новый сияющий атрибут православия.

Молитва во спасение

После того как неприятель покинул город, москвичам нужно было собраться вместе, чтобы провести благодарную молитву за спасение Москвы. Для проведения широкой религиозной службы наиболее удобной и, что очень важно, не оскверненной врагом оказалась только большая церковь Страстного монастыря.

Когда Наполеон прибыл в Москву и в ней расположился, он принял делегацию монахинь этого монастыря, которые упросили не святотатствовать в их обители. Какой конкретно аргумент оказался наиболее действенным для захватчика, остается до сих пор тайной. 12 октября, сразу после выхода последних подразделений неприятеля из Москвы, после обедни в Страстном монастыре был совершен широкий благодарственный молебен. Священнодействовал настоятель церкви Московского университета иеромонах Иона, который и сам подвергся жестоким истязаниям со стороны оккупантов.

Церковь во имя Страстной иконы Божией Матери и абсолютно все пространство внутри монастырской ограды были переполнены москвичами. Когда запели «Царю небесному, утешителю», пришедшие упали на колени и стали молиться. Слезы скорби сменялись слезами радости. Все ужасы войны, страдания и утраты отошли в сторону. С умилением торжественно пели «Тебе Бога хвалим».

Спустя два дня двор Страстного монастыря вновь переполнился. В церкви, в переходах, на паперти, во всех местах монастыря собрались богомольцы. Казалось, что уже все тогдашнее население столицы старалось вместиться в эту не очень обширную обитель.

После окончания литургии молившиеся встали на колени. 

Жители Москвы – русские и иностранцы, православные и иноверцы, даже башкиры и калмыки, обыкновенные солдаты и возвратившиеся в город разные начальники – возглашали: «Царь Небесный! Утешитель!»

В это время с Тверской площади, где стояли на биваках казаки, неоднократно раздавались радостные пушечные выстрелы. Именно тогда в первый раз после 40-дневной удивительно мертвенной тишины в городе все услышали громкий отрадный колокольный звон московских церквей. Народ и военные кричали: «Ура! Москва воскресла!»

Спасти и сохранить иконы

Перед самым вступлением в Москву французов преосвященный Августин отправился во Владимир с особо почитаемыми иконами Божией Матери – Владимирской, Иверской и Смоленской. Эти русские святыни нужно было непременно спасти и сохранить. Когда же город освободился от недруга, положение дел и должность главы московской паствы налагали на него обязанность восстановить алтари, освятить заново оскверненные церкви.

Незамедлительно вернувшийся в Белокаменную столицу преосвященный Августин, поселившись в Сретенском монастыре, ежедневно ездил в Кремль. Его освящению первым подвергся Покровский собор на Рву, ныне это храм Василия Блаженного. Потом – весь Китай-город и Белый город. Торжественное открытие Кремля Августин начал освящением Архангельского собора, который хранил прах российских государей. Затем он освятил кафедральный Чудов монастырь.

Долго жители Москвы боялись возвращения французов. Они успокоились только тогда, когда узнали, что казаки заняли все оборонительные подступы к Москве и в город возвратилась полиция. В годовщину изгнания неприятеля из Москвы преосвященный Августин совершил благодарственный молебен и крестный ход вокруг стен Кремля. Чуть позже такой обычай был установлен со статусом «Навсегда» в память всему потомству и введен в устав Церкви.

Особо отличившиеся

О патриотизме гражданских и военных лиц во время французской оккупации Москвы написано немало рассказов. Изданы книги.

Наибольшее их количество посвящено, наверное, жизни и подвигам М.И. Кутузова. На странице нашей газеты не упомянуть имя главного героя той Отечественной войны было бы нельзя, а написать о нем подробно – невозможно.

Потому дам здесь лишь короткую малоизвестную информацию, которую я нашел в архивных записях. Там прошло сообщение о том, что, предполагая установку в нашем городе статуи М.И. Кутузову, первоначальное ее местоположение было определено в непосредственной близости к важнейшему памятнику войне – храму Христа Спасителя.

Статуя главнокомандующего стояла бы в одном из четырех скверов, окружавших храм, что был направлен на стрелку улиц Пречистенки и Остоженки…

Из наиболее заметных гражданских героев той войны, без сомнения, был главный надзиратель Воспитательного дома, действительный статский советник Иван Акинфиевич Тутолмин. Он спасал от разорения самое крупное в Москве жилое здание – Воспитательный дом вместе с оставшимися в нем малолетними воспитанниками и с обслуживавшим их персоналом.