Мы обновили портал. Вы находитесь на его бета-версии. С каждым днем портал будет становится все лучше, удобнее и интереснее. Спасибо, что вы с нами!

«Московские высотки заселим семьями соколов-сапсанов»

«Московские высотки заселим семьями соколов-сапсанов»
«Московские высотки заселим семьями соколов-сапсанов»
Антон Кульбачевский о Годе экологии в России, горном воздухе мегаполиса, сафари-парке в новой Москве, законе о животных и контроле за строительством в охранных зонах

2017 год объявлен в России Годом экологии. В преддверии его наступления гостем рубрики «24 этаж» газеты «МП» стал глава департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Антон Кульбачевский. Он рассказал, как очищается воздух столицы, какими станут новые зоопарки Москвы и сколько инспекторов следят за охраной природы «на земле».

Мы высаживаем крупномеры, а не «прутики»


 На прошлой неделе на заседании правительства Москвы вы докладывали об итогах программ по высадке деревьев в Москве. Как вы их оцениваете?
– За шесть лет мы высадили более 4 млн деревьев и кустарников. Это, на мой взгляд, колоссальная цифра для наших условий. Мэр Москвы Сергей Собянин обозначил главные направления, в рамках которых проходит озеленение столицы. Прежде всего это компенсационное озеленение, высадка деревьев, которые были утрачены в ходе градостроительной деятельности. Этот принцип заложен в нашем московском законодательстве. Если в целях строительства дорожной развязки или, например, дома были вырублены деревья, то мы высаживаем новые.

Но вырубаются зачастую крупные деревья возрастом под сотню лет, разве их можно компенсировать?
– Сейчас мы высаживаем крупномеры, а не «прутики». Компенсационные деревья должны быть не младше 15 лет и высотой не менее 3 метров. За год-два они приобретают хорошую крону, радуют глаз и начинают «работать на экологию». Еще одно направление озеленения – восстановление деревьев взамен утраченных во время ураганов и других неблагоприятных погодных условий – программа «Лунка в лунку». Она касается всего города, но в этом году от ураганов больше всего пострадали север и северо-запад Москвы. В рамках этой программы мы высадили около шести тысяч крупномерных деревьев возрастом более 20 лет и высотой 6–8 метров. Следующая программа – это озеленение московских дворов, как жилых домов, так и социальных объектов, – «Миллион деревьев». По этой программе с осени 2013 года мы высадили более 1,5 млн деревьев и кустарников. Причем жители сами выбирают, какие растения они хотели бы видеть у себя под окнами.

 Все ли деревья прижились? Дают ли гарантии поставщики «зеленого материала»?
– Качество деревьев и кустарников мы отслеживаем при посадке. В дальнейшем первый год за зелеными насаждениями следит компания-подрядчик, ухаживает за ними, а в последующие годы – балансодержатель территории. Но 5–7% зеленых насаждений – это гарантированный «отпад». Летом мы проводили ревизию посадок предыдущих лет по акции «Миллион деревьев» – с 2013 по 2015 год – и выяснили, что 13,6% деревьев и кустарников погибли или были похищены. Мы их восстановили. Состояние зеленых насаждений мы контролируем каждый сезон.

 Как вы оцениваете озеленение по программе «Моя улица». Например, то, что мы видим сейчас на Новом Арбате, Тверской, Садовом кольце?
– Есть такая расхожая фраза – «Москва – город зеленый». Это действительно так, но зелень очень неравномерно распределена. Раньше из Центрального округа деревья только исчезали, но меня, как москвича и эколога, не может не радовать, что последние два-три года в центре появляется больше зеленых насаждений. После того как программа «Моя улица», которую активно поддерживает мэр Москвы Сергей Собянин, в Центральном округе будет реализована, прирост составит около 10–15 тыс. деревьев и около 200 тыс. кустарников. Конечно, это улучшит ситуацию в центре, снизит загазованность, деревья будут задерживать пыль, а главное – сделают пешеходное пространство более комфортным. Такая тенденция постепенно положительно скажется и на экологической ситуации в ЦАО.

Какое место занимает Москва среди других столиц по экологическим показателям?
– Я недавно вернулся из Мехико – это очень зеленый город. Если у нас 54,5% озелененных территорий, то там – 60%. Но при этом город более загазованный, чем Москва. Там другой климат и географическое положение – он окружен горами. А Москва стоит на семи холмах, ветрами все рассеивается. Но следует понимать, что крупный мегаполис – экологически нестабильная система из-за колоссального антропогенного воздействия. В городах не может быть горного воздуха. Например, Осло планирует сократить выбросы в атмосферу до нуля. Но этот город намного меньше, чем Москва, и требуется меньше усилий, чтобы избавиться от автомобилей. Там намного меньше автомобилей, и значительная часть – это электромобили. У нас, к сожалению, уровень жизни не такой, не каждый может позволить себе электромобиль. Поэтому сказать, что мы в будущем станем городом без выбросов, нельзя.
Кроме того, мы проводим реорганизацию предприятий – это очень дорогостоящая процедура. Только энергосистема города потребует огромных затрат. Я имею в виду Мосэнерго, Мосгортепло. Мы модернизируем их объекты, но полностью убрать воздействие на окружающую среду не сможем. Вот у новой Москвы перспектив намного больше, она только развивается. Но если взять в целом экосистему Москвы, то она у нас довольно устойчивая. Сейчас это модное понятие «устойчивые города» – адаптированные к тем или иным вызовам, изменениям климата, природным катаклизмам. На мой взгляд, наши планы довольно амбициозны, сопоставимы с планами таких городов, как Лондон, Париж, Нью-Йорк.

Возле Капотни стало легче дышать


 Как вы оцениваете экологические параметры московской промышленности? Какое влияние на экологию она сегодня оказывает, какова динамика этого влияния? Как город осуществляет контроль?
– В Москве осталось около 80 предприятий, которые осуществляют выбросы в атмосферу или сбросы в водные объекты. 57 из них мы контролируем с помощью датчиков. Если где-то есть превышения – выписываем штрафы и применяем другие меры административного воздействия. Процесс вывода предприятий из города закончен, теперь мы только стимулируем их, чтобы они проводили модернизацию. Например, Московский нефтеперерабатывающий завод вкладывает колоссальные средства в модернизацию производства, проводит экологически ответственную политику. В 2011 году компания «Газпром нефть» стала владельцем Московского НПЗ и при поддержке правительства Москвы начала масштабную модернизацию предприятия. За пять лет удалось сократить поступление загрязняющих веществ в атмосферу на 36%, общее воздействие на окружающую среду уменьшено на 50%. Построены новые экологичные производственные объекты, современные очистные сооружения. Инвестировано порядка 75 млрд руб. В ближайшие четыре года планируется инвестировать в улучшение технических и экологических параметров МНПЗ еще порядка 175 млрд руб. В частности, в 2017 году будут построены инновационные биологические очистные сооружения «Биосфера», благодаря которым эффективность очистки стоков дойдет до 99%. На заводе внедряется автоматизированная система мониторинга воздуха, был также установлен экоинформер – специальный экран, на котором отображаются актуальные данные о состоянии воздуха в зоне влияния завода. В районе Капотни стало легче дышать. Модернизируются также Курьяновские и Люберецкие очистные сооружения, которые дают неприятные запахи. У Мосводоканала открытая политика, москвичи могут прийти на эти предприятия на экскурсию и посмотреть, какие работы ведутся. Созданы специальные сооружения – в виде крышек, которые нейтрализуют неприятные запахи. Мосводоканал за последние полгода приложил большие усилия для того, чтобы воздух в городе стал чище.
Объекты Мосэнерго и Мосгортепла также находятся под нашим контролем. Например, мы контролируем качество резервного топлива – мазута. Зимой, когда газа не хватает, можно увидеть черный дым из труб. Мосэкомониторинг сразу проверяет датчики, чтобы не было превышения. Но это случается крайне редко. А все новые предприятия столицы – это наукоемкие и высокотехнологичные производства, которые будут оказывать на окружающую среду минимальное воздействие.

 Более 90% выбросов загрязняющих веществ в воздух приходится на автотранспорт. Как правительство Москвы обеспечивает снижение выбросов от автомобилей?
– С 1 января этого года Москва раньше других субъектов РФ перешла на реализацию моторного топлива Евро-5. Эффект от перехода на топливо экологического класса Евро-5 по сравнению с топливами Евро-4 позволит снизить выбросы диоксида серы в пять раз, а также снизятся выбросы оксида углерода, оксидов азота и летучих органических соединений. Также на улучшение экологической ситуации влияет транспортная программа – развивается общественный транспорт, строятся новые станции метро, вводятся платные парковки. Осенью заработало Московское центральное кольцо – за последние годы таких транспортных проектов ни в одном мегаполисе не вводилось.

 Насколько все это улучшит воздух в столице в перспективе?
– У нас по сравнению с 2010 годом количество вредных выбросов в атмосферу от автотранспорта уменьшилось с миллиона тонн в год до 880 тыс. тонн. Я думаю, выбросы от промышленности мы вообще сведем до минимума – до 2–3%. Согласно Экологической стратегии Москвы, к 2030 году мы хотим на 30% уменьшить количество выбросов от транспорта вблизи автотрасс. То есть если сейчас это около 800 тыс. тонн, то к 2030 году это будет 400–500 тыс. тонн.

 Известно ли, когда примут Экологическую стратегию?
– Мы решили сделать это в Год экологии – в первом квартале 2017 года. Проект стратегии со всеми согласован, осталось только принять ее постановлением правительства Москвы.

Панды, львы и тигр Степан


 Сразу вспоминается столичный законопроект «О животном мире», регламентирующий содержание диких и экзотических зверей. Когда он будет принят?
– Он поступил в Мосгордуму и будет рассматриваться в первом чтении в феврале-марте следующего года.

 Этот закон касается содержания экзотических диких животных, но в связи с громкими скандальными историями со студентками-живоде-рами не стоит ли ужесточить ответственность за содержание привычных кошек, собак?
– Президент России Владимир Путин поручил ускорить принятие закона об ответственном обращении с животными. Мы тоже принимаем участие в обсуждениях этого законопроекта, вносим предложения. Как только появится федеральный закон, его на региональном уровне можно усовершенствовать и адаптировать под городские условия. Ведь субъекты отличаются, и законы для Санкт-Петербурга и Москвы должны быть другими, нежели для Находки или Чукотки.

 Вернемся к экзотическим животным – расскажите, пожалуйста, о проекте сафари-парка в новой Москве.
– Мы активно обсуждаем этот концепт с директором Московского зоопарка Светланой Акуловой. Сейчас мы на стадии выбора земли, рассматриваем как вариант территорию ТиНАО. Нужна хорошая транспортная доступность, а также чтобы этот объект не мешал сложившейся жилой застройке. Сейчас изучаем районы близ метро «Саларьево» и Коммунарки, если не найдем, рассмотрим более отдаленные участки. Я думаю, такого парка наш город заслуживает, инвесторы им уже интересуются. Животные должны находиться в полувольном содержании. Летом в жаркую погоду – на улице, на природе, зимой – в больших стеклянных вольерах. Думаю, одна часть парка может быть посвящена нашей российской природе, там будут жить зубры, лоси, волки, зайцы, лисы и т.д. Вторая – экзотической, там смогут обитать панды, слоны, носороги, бегемоты, тигры, леопарды, львы…

 У департамента с Московским зоопарком есть еще один проект по созданию вольерного комплекса в «Лосином Острове», когда он будет реализован?
– Инфраструктура уже готова, есть вольеры, административно-хозяйствен-ные домики, понятна логистика – подъезды, парковка. Сейчас идет процесс передачи имущества Московскому
зоопарку, который будет формировать экспозицию с животными. Также там планируется создать реабилитационный центр для диких животных. Туда, в частности, могут поступать животные, которых находят наши специалисты после звонков граждан на «горячую линию». Многие животные попадают к нам в удручающем состоянии, а там их будут лечить и реабилитировать.

 Есть ли предварительные сроки открытия?
– Возможно, в мае или июне следующего года.

 Сотрудничает ли с зоопарком центр передержки животных вашего департамента?
– Своего центра у нас нет, уже несколько лет подряд мы сотрудничаем с центром передержки животных «Простар+» на конкурсной основе. Этот центр расположен под Яхромой. Всех животных, о которых по закону мы должны заботиться за счет бюджета Москвы, мы размещаем там. Как только проходит сорокадневный карантин, а также судебные разбирательства, если они есть, мы предлагаем животных Московскому зоопарку. Светлана Акулова возглавила Ассоциацию российских зоопарков, она по своим каналам рассылает им списки животных. Если какой-то зоопарк изъявляет желание взять зверя или птицу, мы через определенные процедуры передаем их «из казны в казну». Как правило, отправляем животное за свой счет. Судьбу своих животных мы стараемся отслеживать.

 Много ли животных у вас на реабилитации?
– Сейчас в нашем центре около тысячи животных. Есть различные птицы, дикие кошки – лев Бонифаций, тигр Степан. Тигра в Ханты-Мансийском округе браконьеры хотели продать, полицейские спасли, назвали дядей Степой, привезли в Москву и передали нам.

Контроль за нарушениями


 Какая структура занимается отслеживанием нарушений в сфере экологии, много ли их фиксируется в Москве?
– У нас в департаменте есть управление экологического контроля, я являюсь главным инспектором охраны природы по Москве. В этом году мы выявили около 1500 нарушений и наложили штрафов более чем на 130 млн руб. Но наша основная задача – предупреждение нарушений, профилактика. На весь город у нас всего 90 инспекторов, мы не можем объять необъятное. На один округ получается примерно 7 человек – начальник, заместитель и пять сотрудников работают «на земле». Незаконная вырубка деревьев, сбросы в водные объекты, выбросы в атмосферный воздух – в приоритете.

 Осуществляется ли контроль за строительными площадками?
– Сейчас функции контроля во время строительства отданы Мосгосстройнадзору, мы на объект не заходим. Только на предварительном этапе, когда готовится проект, мы можем высказать свое мнение. Это, наверное, правильно – снижение административных барьеров. Но мы плотно взаимодействуем с Мосгостройнадзором, они с нами советуются, происходит обмен информацией.

 В Москве нередко возникают споры жителей с застройщиками из-за строительства на озелененных территориях. Часто доходит до митингов и пикетов. Как быть в таких ситуациях?
– Я хорошо знаю все эти случаи, периодически встречаюсь с инициативными группами. Но могу сказать, что, к сожалению, часто подобные истории «политизированы» – то есть те или иные партии или депутаты пытаются на них пиариться. В большинстве случаев выясняется, что и местных жителей в этих митингах участвует немного. Вообще, я считаю, что во избежание подобных конфликтных ситуаций решение о том, что и где можно строить, а что нельзя, должны принимать профессионалы. У нас есть институт публичных слушаний, этот инструмент, на мой взгляд, позитивный и правильный. А кроме того, возможно, стоит создать институт народных юристов, экспертов, которые представляли бы интересы жителей на публичных слушаниях. Тогда и диалог бы был конструктивным – без истерик, эмоций и взаимных обвинений.

Сапсаны над Москвой



 Был проект очистки малых рек на территории Москвы. В каком он состоянии? Будут ли освобождаться реки из коллекторов?
– Уже практически все реки, которые можно было освободить, освободили. Сейчас мы стараемся сохранить те реки, которые существуют. Но в исторической застройке мы вряд ли сможем «открыть» реки, главное, не закрывать то, что есть, например, в ТиНАО.

 Знакомы ли вы с проектом «Парк Яуза», который создается при поддержке председателя Мосгордумы Алексея Шапошникова?
– Яузой, безусловно, нужно заниматься, поэтому я хорошо знаком с этим проектом и поддерживаю его. На территории «Лосиного Острова» мы уже провели реабилитацию Яузы. Создали прогулочный маршрут, дорожки, очистили русло от веток, мусора, теперь там на лодках можно кататься. После «Лосиного Острова», на мой взгляд, Яуза в худшем положении, чем Москва-река, которой город начал активно заниматься. Яуза, я думаю, станет следующей «ласточкой». Это вторая по своей известности, значимости река в Москве.

 Расскажите, пожалуйста, какие мероприятия запланированы в Москве на 2017 год – Год экологии?
– Помимо обычной деятельности департамент в предстоящем году будет вести много экологопросветительской работы. У нас уже готов план мероприятий. Мы хотим открыть два экоцентра – Музей леса и Музей Москвы-реки на базе судна «Московский эколог», где будут проходить образовательные программы для детей. Планируем вывести новый сорт розы, который будет называться «Москвичка», запустить павильон пчеловодства на ВДНХ. Планируется автопробег до Севастополя на электромобилях и гибридах. Также хотим в следующем году реализовать программу по заселению московских высоток и других зданий семьями соколов-сапсанов. Планируем за три года поселить 15 семей. До сих пор соколы в Москве были замечены на высотках МИД и МГУ. Кормовая база в столице прекрасная, для людей они опасности не будут представлять. В августе в Москве пройдет климатический форум, где мы хотим объединить усилия российских городов, международных экспертов и понять, что нам необходимо в ближайшее время сделать. Москва уже прошла большой путь, нам хотелось бы поделиться опытом с нашими коллегами и разработать совместную программу действий.