Дом с волшебными окнами - Московская перспектива

Дом с волшебными окнами

Дом с волшебными окнами
Дом с волшебными окнами
Началась реставрация особняка купца Мельникова на Пресне – последнего памятника русского деревянного модерна

Дом купца Мельникова в Волковом переулке является памятником федерального значения. И хотя, возможно, его тезка – дом Мельникова на Арбате – более известен широкой публике, да и оба Мельниковых не связаны родственными узами, тем не менее затерявшееся в пресненском переулке деревянное строение заслуживает особого внимания как в архитектурном, так и в историческом смыслах. Недавно Мосгорнаследие сообщило о начале работы над проектом реставрации этого старинного особняка.

егодня трудно представить на месте станции метро «Краснопресненская» «озеровидный пруд», бесследно исчезнувшую с лица земли речку Пресню, текущую сейчас где-то глубоко под улицами Красная Пресня и Дружинниковская. Там, где тянулись нескончаемые царские сады, вились тихие улочки с деревянными домиками, спрятанными за длинными заборами, и строились первые фабрики, ныне выросли башни многоэтажек и небоскребы «Москва-Сити».

Вячеслав Иванов – одна из знаковых фигур русского символизма – увековечил это место в трогательных стихах:

Зоологического сада

Чуть не за городом в те дни

Тянулась ветхая ограда.

Домишко старенький они

Купили супротив забора,

За коим выла волчья свора

И в щели допотопный рог

Искал просунуть носорог.

С Георгиевским переулком

Там Волков узенький скрещен.

Именно здесь, в Волковом переулке, и прикупил участок почетный гражданин Москвы, купец и промышленник Виктор Мельников. За Садовым кольцом, а следовательно, за тогдашней чертой города, находился сначала небольшой царский зверинец, а потом Зоологический сад, и имели дачи многие известные горожане – недалеко жил Шаляпин, известному меценату и благотворителю графу Матвею Юрьевичу Виельгорскому (а затем князьям Гагариным) принадлежала усадьба Студенец, расположенная ныне на территории парка культуры и отдыха «Красная Пресня». Еще здесь жил выдающийся врач Матвей Яковлевич Мудров, которого знала вся Москва, – к нему приезжали и Карамзин, и Жуковский, и Тургенев, дружил он и с Чаадаевым.

Еще в середине прошлого века московское купечество устраивало тут на Духов день смотр невест. На садовых скамейках затаив дыхание сидели купеческие дочки в накрахмаленных платьях, по аллее прохаживались кавалеры в длиннополых сюртуках, поглядывая на них и тут же справляясь у вездесущих свах, на какое приданое можно рассчитывать, если приглянулась та или иная из девиц. Зимой на прудах каталась на коньках молодежь. И знакомились уже безо всяких свах. О катке на Пресне рассказал даже Лев Толстой в «Анне Карениной».

Виктор Мельников был совладельцем и распорядителем торгового дома в Москве в форме товарищества на вере «В.К. Мельников, Н.И. Кусаков и Ко» и занимался торговлей топливом. Он являлся директором Московского общества «Кудиново-электрические угли» и членом правления Общества Мальцовских заводов. Нового владельца участка земли, приобретенного для постройки усадьбы, не смутили близость к Московскому зоосаду и наличие в районе Пресни промышленных объектов: Прохоровской мануфактуры, мебельной фабрики Шмита, металлического завода Грачева, предприятия известной фирмы «Мюр и Мерилиз».

Проект особняка он заказал с размахом новомодному и востребованному в то время архитектору Владимиру Адамовичу. Здание в стиле модерн было построено в 1905 году. Адамович многие свои шедевры проектировал и строил вместе с архитектором Владимиром Маятом, но дом Мельникова в Волковом переулке был его первой самостоятельной работой.

«Это его первая самостоятельная постройка в Москве. Яркая, не прошедшая мимо внимания современников, постройка в стиле модерн продемонстрировала хорошее знакомство архитектора с практикой французской и австрийской архитектуры нового стиля», – писала Мария Владимировна Нащокина, которая была одним из крупнейших в России специалистов в области истории архитектуры рубежа XIX–XX веков.

Сам Мельников, владелец дома, оценил по достоинству и архитектурно-планировочное решение здания, и оригинальный внутренний интерьер. Но прожить в своем московском особняке ему удалось недолго – грянула революция со всеми вытекающими последствиями. Дом был экспроприирован большевиками. Что было в раннесоветский период в этом здании – история умалчивает, но примерно с 1950–1960-х годов и вплоть до начала 2000-х в нем находился районный туберкулезный диспансер. Родители с детьми поднимались на крыльцо с резным деревянным фонарем, над которым фасад был выложен мозаикой, потом маленькие пациенты попадали в холл, где стояли старинные напольные часы с маятником, здесь располагалась регистратура. На второй этаж в кабинеты врачей вела замысловатая деревянная лестница с фигурными затейливыми перилами. Окна все в витражах, так что в доме никогда не было мрачно, даже в пасмурную погоду. Дети попадали словно в сказочный терем и даже не боялись врачей, как обычно. Все это великолепие сохранялось вплоть до последних дней работы диспансера, но когда он был закрыт, за усадьбой выстроили кирпичную пристройку, а также капитальные гаражи. В пристройке открылся ресторан «Тайпей», который со временем стал ночным клубом с сомнительной репутацией. На крыше хозяева этого заведения выстроили… целый двухэтажный дом, который вплотную примыкал к особняку. Летом 2014 года этот «скворечник» сгорел и прихватил с собой часть кровли бывшей городской усадьбы Мельникова. Крыша очень быстро развалилась, летом туда попадал дождь, зимой снег, и много лет разрушался этот дом с заколоченными окнами, давно оставленный постояльцами, но все равно привлекавший к себе внимание. Около него всегда останавливались туристы да и просто прохожие, фотографировали былую красоту. Так бывает, когда в силуэте старого дома, в его пропорциях, остатках лепных украшений все равно чувствуется рука мастера, и даже случайным прохожим понятно, что это настоящее произведение искусства.

Наконец, недавно Мосгорнаследие объявило о начале работы над проектом реставрации дома купца Мельникова. Зданию нашли нового собственника, который согласился инвестировать в реставрацию. Первым делом начали перекрывать крышу, рядом с особняком по чертежам и фотографиям восстановят деревянный уличный фонарь, который был утрачен, пообещали в департаменте, а также мозаику и несохранившиеся витражи (кое-где окна остались в целости и сохранности). Реставрацию планируют закончить к 2022 году.