Любая работа после этой — пустяк! - Московская перспектива

Любая работа после этой — пустяк!

Любая работа после этой — пустяк!
Любая работа после этой — пустяк! Фото: Иван Овчинников
Так считает машинист метро Василий Асламов

Работа машиниста электропоезда кажется чем-то загадочным, даже романтичным. Ведь метро — объект стратегический, поэтому информации о нем совсем мало. «МП» решила узнать, так ли это? Василий Асламов работает машинистом на Кольцевой линии уже шесть лет — улыбчивый, приветливый, выглядит человеком очень общительным.

Василий, вы полностью меняете мнение о работе машиниста. Многие думают, что раз машинист целый день один на один с темнотой тоннеля, то должен быть человеком замкнутым и угрюмым. Вы любите свою работу?

— Да. Очень!

А почему выбрали именно эту профессию?

— Во-первых, мне нравится постоянство, нравится ответственность, то есть просто так здесь работать не получится, сюда берут людей с определенными качествами. Благодаря пунктуальности, ответственности к работе особый подход, и если ее не любить, то ничего не получится. Работа должна приносить удовольствие, правильно?

Конечно, но разве это не скучно, когда ты целый день видишь перед собой только тоннель?

— Определенно нет, потому что каждый день все новое: новые пассажиры, новые маршруты, новые смены, я же не в одну и ту же смену работаю, там много маршрутов.

То есть пассажиров вы все-таки успеваете разглядеть на остановках? Чем они обычно запоминаются?

— Ну, если за ограничителями стоят, то подаю сигнал, чтобы пассажир не упал, а так все, в принципе, ведут себя адекватно.

В чем, на ваш взгляд, заключается основная трудность в вашей работе?

— Для меня, честно говоря, трудностей вообще нет. Я с 14 лет работаю. Когда пришел из армии, мама случайно увидела в метро объявление, записала телефон — и вот я уже шесть лет здесь. И я скажу так: в жизни много чего может случиться, но работая в метро, мы ко всему приспособлены и готовы — у нас график плавающий, мы быстро перестраиваемся, быстро ориентируемся, то есть после метро любая работа — это пустяк.

А куда обычно идут работать после метро? Ведь вы же выходите на пенсию рано?

— Да, мы выходим на пенсию в 55 лет, потому что работа под землей под напряжением, с постоянным шумом и вибрацией считается вредной, но если медкомиссия позволяет, то машинисты остаются работать дальше, если нет, то переходят на работу, не связанную с поездной, то есть на поездах уже не ездят — идут в радиоцех, в службу пути или еще что-то подобное.

Как строится ваш рабочий день?

— Машинист приходит на работу за полчаса до смены, проходим медосмотр — давление, пульс, алкотестер, обязательно каждый день, потому что ответственность очень большая, на линейном пункте проходим инструктаж, инструктор задает контрольные вопросы.

Что делать по инструкции, если человек бросится под поезд или его кто-то толкнет?

— Есть экстренный тормоз и оповестительный сигнал. Но у меня, слава богу, таких случаев не было.

Как вы относитесь к легендам о черном машинисте, о поезде-призраке, о женщине в белом, которая ночами бродит по тоннелям метро?

— Еще, говорят, крысы с человеческий рост встречаются. Но как бы пассажирам ни хотелось, ничего этого нет. Часто это происходит из-за того, что пассажиры просто не знают особенности работы. Крыс нет, потому что здесь нет никакого продовольствия, а если, например, поезд едет резервом или это перегоночный состав, и к тому же у него еще освещение не работает, то можно подумать, что это поезд-призрак, а он на самом деле просто едет из точки А в точку Б.

А что вы скажете о фильме «Метро»?

— Я бы сказал, «так себе». Очень много неправды, 95 процентов практически. У нас ходят свои легенды. Опытные машинисты любят подшутить над начинающими, молодыми помощниками машинистов. 

У нас была такая особенность остановки на некоторых станциях, что ты выходишь к остановке один, и когда сдаешь подвижной состав, то вдруг слышишь какие-то звуки, будто кто-то протяжно завывает, как в фильмах ужасов, — очень неприятное ощущение, кажется, слышишь шаги по пустому составу.

Ты уже ни жив ни мертв, быстро-быстро оттуда выбегаешь. И вдруг раз — это кто-то из «старичков» затаился в составе и тебя пугает.

О чем вы думаете, когда пролеты между станциями долгие? Может, мечтаете о чем-то?

— Нет, отвлекаться вообще нельзя. Здесь нужна постоянная бдительность. Постоянно надо следить за показаниями приборов, светофорами пути и т.п. Сейчас, когда начинаются перепады температур, большую опасность представляют сосульки, машинист должен их вовремя заметить, применить экстренную остановку, чтобы не допустить разбитых стекол в вагоне, никакой критической ситуации, опасной для пассажиров, поставить в известность службы, которые занимаются тоннелем.

Ночные смены тяжелее, чем дневные?

— Нет, сейчас уже нет, организм привыкает. Праздники, выходные, дни рождения — все это рабочие дни, технологический перерыв для отдыха и питания заложен в каждую смену в разное время.