Мастер художественных образов - Московская перспектива

Мастер художественных образов

Мастер художественных образов
Мастер художественных образов Фото: Виктор Дмитриев
Известный архитектор и педагог Серафим Демидов отметил столетний юбилей

Архитектору Серафиму Демидову мы позвонили сразу после новогодних праздников. В начале января ему исполнилось сто лет, и редакция решила навестить юбиляра. «Конечно, заходите, — пригласил Серафим Васильевич, — только вот долго общаться не смогу — пишу книгу воспоминаний». На деле общение оказалось долгим и приятным. Жизнерадостный и доброжелательный Серафим Васильевич целыми днями в работе. «Последнее время занимаюсь исключительно литературным творчеством, даже любимую живопись временно забросил», — сказал юбиляр.

Время перемен

Серафим Демидов родился 6 января 1919 года — «времена неясные и беспросветные», писал Михаил Булгаков. В стране шла гражданская война, было голодно и холодно. Вместе с тем Москве, после двухсотлетнего перерыва, вновь вернули статус столицы России.

«Родился я в доме на Таганской улице, в многодетной семье служащего, — рассказывает Серафим Васильевич. — Был самым маленьким. Кроме меня родители воспитывали двух моих старших братьев и сестру. Мама умерла, заразившись испанкой, когда мне было полтора года, и вся ответственность за наше воспитание легла на плечи отца и няни, которая приехала к нам из Ярославской губернии, из села, соседнего с селом Андрианово, где родился отец. Лето мы со средним братом, который был старше меня на два года, проводили в деревне и очень любили сенокосы, лошадей, ходить в ночное (пасти лошадей ночью. — Авт.), ловить рыбу. Любовь к рыбной ловле я пронес через всю жизнь».

Учился Серафим в школе № 13 на Марксистской улице, которая до революции именовалась гимназией сестер Лебедевых. Как и все мальчишки, играл во дворе в футбол, чего-то мастерил, зачитывался приключенческими книгами, а ближе к старшим классам стал проявлять художественные способности. «Я хорошо рисовал, из-за чего получил у друзей прозвище «художник». Ну а когда от старшего брата, который был взрослее меня на 13 лет, ко мне перешла его бархатная черная куртка, я понял, что превращаюсь в настоящего художника и моя будущая жизнь должна быть связана с живописью. На моей стороне была и наша классная руководительница, которая, когда учителя ее спрашивали: «Что за балахон носит ваш ученик?» — отвечала: «Отстаньте от него, он — художник!»

Однако к окончанию школы я увлекся архитектурой и даже выписал домой «Архитектурную газету». А чтобы не ударить в грязь лицом на вступительных экзаменах в МАрхИ, занимался на подготовительных курсах, поскольку конкурс в вуз был в то время одиннадцать человек на место», — вспоминает Демидов.

В престижный институт молодой человек поступил без проблем и решил сосредоточиться на промышленной архитектуре. 

Но окончить вуз ему не удалось — началась война. 

Летом 1941-го будущий архитектор проходил практику на строительстве гаражей авиационного завода в Филях. Однако всех молодых людей, окончивших третий и четвертый курсы МАрхИ, сняли с практики и направили в Московскую военно-инженерную академию на обучение инженерно-саперному делу. А когда немцы приблизились к Москве, эвакуировали вместе с академией в столицу Киргизии — город Фрунзе (ныне — Бишкек).

На войне как на войне

В ноябре 1942 года выпускников ускоренных курсов военной академии направили на фронт. Лейтенант Демидов попал в 13-ю инженерно-саперную Новосокольническую бригаду, с которой и прошел всю войну. Сражался на Северо-Западном фронте, на Втором Прибалтийском (в районе Великих Лук) и на Ленинградском фронтах. А первое боевое крещение получил в жестоких боях Демянского котла в Новгородской области.

«Под городом Демянском наши войска заперли в лесах семь дивизий противника — почти сто тысяч солдат, включая эсэсовцев. Впервые с начала Великой Отечественной столь крупная группировка фашистов была окружена советскими частями. Мы наседали, немцы отчаянно сопротивлялись! Они располагали мощной транспортной авиацией, которая подвозила им через линию фронта боеприпасы и еду.

На исход сражения повлияло командование Рейха. Оно перебросило в район боевых действий дополнительные дивизии, атаковавшие нас с внешней стороны кольца. В итоге кольцо было прорвано. Немцев мы не разбили, но их планы по нанесению удара по Москве с Валдайских высот были сорваны», — вспоминает ветеран.

Кроме установки мин и разминирования обязанностью его подразделения было наведение понтонных и деревянных переправ через реки и болотистые местности, строительство инженерных сооружений — штабов, укрытий, дотов, дзотов и блиндажей.

«Непосредственно на передовой мы воевали не так много, но и в наших подразделениях также гибли люди, потому что сапер, как вы знаете, ошибается только раз», — говорит Серафим Васильевич.

Весну 1945 года 13-я бригада встретила, участвуя в операции по разгрому Курляндской группировки немцев, в ходе которой 400 тыс. фашистов были окружены и прижаты к Балтийскому морю. Это были последние войска Вермахта на территории Советского Союза.

«Так что встретить День Победы в Берлине мне было не суждено. А 13-й бригаде было предписано встретить полк пленных немцев. Под нашим руководством они строили деревянные дороги на северо-западе Латвии, где были непроходимые для военной техники болота и топкие почвы. Одновременно мы производили разминирование полей, подготавливая их для весеннего сева.

Ну, а летом я демобилизовался, купил билет на поезд и поехал домой в Москву», — рассказывает Серафим Васильевич.

Вспоминая сражения, ветеран так и не рассказал нам, за что получил свои боевые награды — два ордена Красной Звезды и два ордена Отечественной войны, не считая медалей, — заметив, что «героями на войне были все».

Трасса победы

«Осенью 1945-го я восстановился в МАрхИ и отучился два оставшихся года, — продолжает свой рассказ Демидов. — На защите мой диплом по проектированию Камского гидроузла получил первую премию Союза архитекторов, и я распределился в один из самых передовых проектных институтов — «Гидропроект», директором которого был выдающий гидротехник, академик АН СССР Сергей Жук.

В то время готовился к прокладке Волго-Донской канал. На всем протяжении он должен был иметь 15 шлюзов. Вместе с моим более опытным коллегой по «Гидропроекту» Федором Топуновым разработали чертежи и технологическую документацию нового расположения центров управления шлюзами, за счет чего обеспечивался лучший обзор и более эффективный контроль судов, проходящих шлюз, и его наполнение водой.

Идея принадлежала моему другу. С ней мы пришли к Жуку. Сергей Яковлевич наше предложение одобрил, назвав весьма оригинальным и полезным, но предупредил, что пробить его будет очень трудно, так как эксплуатационники, скорее всего, выступят против, поскольку люди они консервативные.

Мы приехали в министерство. Коллега выступил с докладом, после которого возникла тишина. Крупные специалисты-практики начали совещаться и с нашим предложением согласились.

К строительству Волго-Донского канала приступили в 1948 году. Но прежде прошел конкурс на его проектирование и художественное оформление, в котором приняли участие пять организаций — из Москвы, Киева и Ленинграда. Мы серьезно готовились, но первое место не досталось никому. Второе — мастерской Леонида Полякова, будущего главного архитектора «Гидропроекта», а третье — «Гидропроекту». А мне, молодому специалисту, доверили проектировать 13-й шлюз — ворота в канал со стороны Дона.

На канале должно было быть пять триумфальных арок. Но в мире их уже давно не строили. Я изучал самые известные из них, консультировался с архитекторами, историками, чтобы создать и выразительную, и соответствующую всем архитектурным и композиционным требованиям постройку», — вспоминает Серафим Васильевич.

В итоге вход в 13-й шлюз открыла арка, выполненная в соответствии с классическими канонами. Для большего эффекта ее стены покрыли специальной штукатуркой, изготовленной на белом цементе с добавлением мраморной крошки. На барельефах главного фасада, обращенного к Дону, изобразили воинов Советской армии.

«Арка 13-го шлюза, находящаяся в центре триумфальной линии Волго-Донского канала, — одна из лучших арок водной артерии. Здесь детально проработанная архитектура сочетается с художественной композицией», — отметили в ходе знакомства с каналом ведущие европейские архитекторы послевоенного периода.

Выступая с докладом на мероприятии, посвященным Волго-Донскому каналу, Демидов отметил, что на прилегающих к нему землях в ходе Великой Отечественной войны проходили серьезные сражения, поэтому триумфальные арки вдоль русла подчеркивают символ стойкости советского народа и предложил назвать канал Трассой победы. Это неофициальное название на многие годы закрепилось за ним.

В «Гидропроекте» Серафим Васильевич отработал восемь лет. Проектировал насосную станцию и 25-метровые маяки вдоль трассы Волго-Донского канала, работал над другими заданиями. Самым крупным из которых была Волжская ГЭС им. В. И. Ленина. Затем, получив необходимые рекомендации, перешел на педагогическую работу в родной МАрхИ. Защитил диссертацию и двадцать лет возглавлял кафедру промышленных сооружений. Кроме преподавательской работы выполнял и проектную. Разрабатывал проект реконструкции Московского НПЗ (нефтеперерабатывающего завода), занимался Камским нефтеперерабатывающим заводом и реконструкцией Второго Московского часового завода, проектом Московской прядильно-ткацкой фабрики в Измайлове и другими объектами. На пенсию ушел в 85 лет.

Вечная любовь

Серафим Демидов всю жизнь занимался живописью и графикой, поскольку архитектор, не умеющий рисовать, по его мнению, не архитектор. «Я люблю писать маслом, акварелью и делать «мгновенные» зарисовки на основе первых впечатлений. У меня было несколько крупных персональных выставок, — рассказывает Серафим Васильевич. — Впрочем, выйдя в 2003 году на пенсию, я также продолжал заниматься архитектурой, консультировал на эту тему, писал отзывы и рецензии, не переставал рисовать. Но наконец-то больше времени мог уделять своей любимой рыбной ловле, к которой пристрастился еще в детстве в деревне, где любил рыбачить с моста через реку Нерль.

На пенсии мне наконец-то удалось написать с коллегами из других городов книжку «История промышленной специализации в архитектурной школе России». Заняться прежде литературным творчеством у меня не было времени. Сейчас пишу книгу воспоминаний».