На работу на каблуках - Московская перспектива

На работу на каблуках

На работу на каблуках
На работу  на каблуках
Почему строительство вполне может быть женской профессией

Строительство считается мужской профессией. Женщин-строителей тут ценят, но все же немного удивляются: руководитель отдела продаж, финансовый директор, директор по развитию или маркетингу – позиции для женщин привычные, но именно строитель – редкость. Но кто ищет, тот всегда найдет, что и сделала «Московская перспектива». Как оказалось, в компании «Галс-Девелопмент» строительством руководят прекрасные дамы, с которыми корреспондент издания с удовольствием поговорил в канун Международного женского дня.

– Алина Валентиновна, почему девочка вдруг решила поступать в строительный институт, да еще и не на «мирную» специальность экономиста или специалиста по связям с общественностью, а на сугубо мужскую – инженер-строитель?

– Я выросла в семье учителей. К окончанию школы я точно знала, что этой профессией заниматься не хочу. Направление мысли у меня всегда было техническое, поэтому, проанализировав все возможные варианты, я решила поступать на факультет промышленно-гражданского строительства.

Наверное, не совсем честно было бы сказать, что в шестнадцать лет мы осознанно принимаем решение и точно знаем, куда идем, но строительство было для меня интересным и созидательным. Никогда в жизни я не пожалела о своем выборе. Даже несмотря на наличие второго высшего – финансового – образования, в душе я строитель.

– Какие проекты за время вашей работы в «Галс-Девелопмент» вам нравятся больше всего?

– Конечно, это те проекты, в которые я вкладывала свою душу и вела как руководитель от начала до конца. Одним из таких объектов, несомненно, является элитный жилой квартал «Литератор» в Хамовниках – в нем я знаю и люблю каждый элемент. Wine House – очень красивый объект, симбиоз старого и нового. Он включает в себя и реставрацию, и сохранение, и новое строительство. «Театральный Дом» на Поварской – необыкновенный проект, который, по мнению покупателей и экспертов рынка, не имеет себе равных.

Если видеть дома с красивой, авторской архитектурой в центре города нам привычно, то возвести за пределами Центрального округа такой объект, который нравился бы нам, Москве, сохранял «интеллигентный» стиль «Галса», – задача более сложная. Но найти этот баланс нам удалось и здесь, построив жилые кварталы «Достояние» и «Наследие». В кодексе компании записана наша миссия: «Сохранение красивой Москвы, которую мы хотим передать нашим детям». Мы такие объекты и создаем, гордимся ими и любим их.

– Почти вся ваша работа связана как со строительством, так и с реставрацией зданий. Что интереснее – строить или сохранять? Что сложнее?

– На практике оба эти процесса приходится совмещать, и это куда интереснее. Сегодня почти каждый проект в историческом центре – это сложный сплав элементов реставрации и нового строительства. Несмотря на «ювелирную» работу, с которой сопряжена реализация таких проектов, мне нравится работать с площадками, включающими в себя объекты культурного наследия, – связь с историей придает объекту что-то по-настоящему уникальное. Ни с чем не сравнимое чувство творца – видеть, как в процессе твоей работы старое, обветшавшее здание превращается в изящный элитный особняк, становится чьим-то домом.

Создавая проект Wine House, компания «Галс-Девелопмент» занималась реставрационными работами здания заводоуправления конца XIX века, принадлежавшего российскому виноделу П.А. Смирнову. В пяти уровнях объекта, приспособленного к современному использованию, мы расположили 40 лофт-апартаментов – жилых пространств с арочными сводами и каминами, а на цокольном этаже открылся авторский ресторан рыбной кухни. Особая атмосфера и «винная эстетика» проекта Wine House сделала его популярным у покупателей из творческой среды – все лоты полностью распроданы. Историческое здание стало жемчужиной проекта – вокруг него вырос целый благоустроенный жилой квартал, который дважды становился победителем престижного городского конкурса «Лучший реализованный проект» – как лучший проект реставрации и лучший дом повышенной комфортности.

Похожий путь мы прошли в уже упомянутых мной проектах «Литератор» и «Театральный Дом».

– Всегда ли мужчины и женщины понимают друг друга на стройке? Не сталкивались ли вы с проблемами из-за того, что вы – дама? Есть ли у вас какие-то специфические требования, которых нет у мужчин?

– Даже если у кого-то есть неприятие женщины на стройке, то это редко выносится в публичную плоскость. В своей работе я никогда не сталкивалась с недоверием к себе как к руководителю. В моем управлении всегда царит взаимопонимание и с подрядчиком, и с городом, и с сотрудниками.

Я всегда отношусь очень внимательно и требовательно к организации строительного процесса. Внешний вид стройки – наша визитная карточка, поэтому я всегда прошу коллег поддерживать на объекте порядок, тем самым проявлять уважение к себе и к компании-заказчику. Приезжая на строительную площадку, я никогда не надеваю резиновые сапоги, всегда хожу в красивой обуви и считаю, что подрядчик обязан обеспечивать чистоту на территории не только для меня, но и для всех участников процесса. Коллеги мою позицию понимают и принимают.

В остальном мои требования просты. Я не люблю ничего переделывать, стараюсь сделать хорошо и красиво с первого раза.

– Означает ли это, что вы никогда ничего не меняете?

– Нет. У нас разумно-гибкий подход. Если мы видим, что что-то может улучшить качество проекта, изменить его потребительские характеристики, мы вносим эти изменения.

– Есть ли у вас любимые архитекторы и реставраторы, с которыми вам удобно работать? Всегда ли «удобно» означает «легко»? 

– Мне комфортно работать с настоящими профессионалами своего дела. Это не всегда означает удобство и легкость, но если речь идет о качестве продукта, мы не готовы идти на компромиссы. Для создания своих проектов «Галс-Девелопмент» привлекает именитых архитекторов, которые разделяют ценности компании, понимают ее миссию. Представлять эти имена не нужно – все они профессионалы самого высокого класса, архитекторы мирового уровня. Это Сергей Чобан, управляющий партнер бюро SPEECH, Семен Ламдон и Владимир Плоткин – партнеры-основатели ТПО «Резерв», с которыми мы построили элитный жилой квартал Wine House. Множество красивых объектов мы реализовали совместно с заслуженным архитектором России Павлом Андреевым – автором проекта реконструкции Центрального детского магазина на Лубянке, жилого ансамбля «Театральный Дом» и квартала «Достояние».

В нашей философии «интеллигентного девелопмента» мы отдаем дань традициям – жилой дом должен иметь классическое архитектурное решение, исповедовать вечные ценности. Именно поэтому разработку фасадных решений мы доверяем нашим, российским архитекторам, чутким не только к современным веяниям, но и к истории Москвы, «памяти места».

– Елена Владимировна, первый вопрос традиционный – что привело вас на стройку?

– После школы я еще не понимала, чем хочу заниматься, но больше всего мне нравились технические дисциплины – это семейное. Мой дед был главным инженером фабрики «Сакко и Ванцетти», папа окончил МГТУ им. Н.Э. Баумана. В строительный институт я пошла по стопам своей тети, которая была строителем и считала эту профессию самой лучшей, с чем я совершенно согласна. Я окончила Московский инженерно-строительный институт, факультет «Водоснабжение и канализация». Водоснабжение и канализация – это последнее, от чего человечество откажется. Поэтому по этой специальности работа есть всегда.

Сейчас, правда, факультет переименован в «Водоснабжение и водоотведение», чтобы было благозвучнее, хотя «телефонная канализация» никого не смущает. Все понимают, что это такой канал, в котором идут кабели.

– Много ли женщин в строительстве?

– Не слишком. Женщины на стройке – это бухгалтеры, сметчицы, а вот таких, чтобы работали прорабами, практически нет. На стройке и дождь, и снег, и холод, удобств нет. Мало кто решается на такое.

– Если все же женщина попала на стройку, ей сложнее, чем мужчинам, или проще?

– Конечно, отношение особое, но дело не в том, женщина ты или нет. Вопрос, скорее, в профессионализме. Когда ты можешь что-то сделать сама, тебя слушают. Если приходишь с позицией «я начальник, а ты делай» – получишь врага. Я работала с турецкими строителями, это люди другой ментальности, со своим отношением к женщине, тем более к начальнику. Но если я прихожу, сажусь за компьютер и показываю, как надо, начинают уважать. Когда я, как заказчик, не вступаю в конфликт, а стараюсь решить какие-то сложные ситуации к взаимному удовольствию, подрядчик обманывать тоже не будет.

– Отличается ли женский стиль руководства от мужского?

– В принципе, нет, хотя, конечно, есть нюансы. Иногда я пользуюсь тем, что я женщина. Расскажу такой случай.  В одном из проектов, над которым я работала, должен был стоять вентилятор № 4, но такой модели в наличии не было. Время не ждет, и мы поставили другую модель – № 6 и № 3. Заказчик, разумеется, спросил, почему установлен не тот вентилятор, который был предусмотрен изначально, номера же совсем другие! Я ответила, что вообще не знаю других цифр, кроме 5 и 19 – марок духов, которые выпускает компания Chanel. Заказчик шутку понял и объект принял. Иногда женщина может просто мило улыбнуться, а мужчине так нельзя.

– Какие объекты вам больше нравится строить?

– Коммерческие. Я все же инженер и люблю решать сложные задачи, а инженерные системы в жилье строго обязательные и не сложные. В офисных зданиях все интереснее, систем много – увлажнение воздуха, кондиционирование и пр. Их интересно делать, проектировать, строить и налаживать. Поэтому люблю строить офисы, торговые центры. Придумать, как будет решаться вопрос дымоудаления, пожаротушения, – это очень интересно. Сейчас таких зданий строят меньше, к сожалению.

– Но в жилье же сейчас тоже есть над чем подумать?

– Вообще да. У нас очень интересный «Театральный Дом» на Поварской. Интересный во всех отношениях – и с точки зрения архитектуры, и с точки зрения инженерии. Я им руководила сама, очень люблю и горжусь принятыми решениями. Это элитные апартаменты – очень дорогие. Когда я пришла на объект, там была запроектирована в части холодоснабжения система чиллер-фанкойл. На кровле стояли большие воздухоохладители, а холодильные машины – в подвале. Эта система применяется для офисов и для жилья совсем не годится. Мы все переделали и сделали индивидуальную систему на каждый апартамент. Теперь у каждого апартамента своя система холодоснабжения. Каждый житель может его включать и выключать, он ни от кого не зависит. Если у него что-то сломалось, то сломалось только у него. Такое решение сильно упростило работу службы эксплуатации – меньше жалоб, что кому-то холодно, кому-то жарко. Внешний вид дома от этого не пострадал и даже улучшился. Архитектор по нашему заказу сделал решетки в общей стилистике дома, за которыми спрятаны наружные блоки VRV-систем. Плюс – на той площадке, откуда мы убрали воздухоохладители, теперь террасы – лучше и жителям, и экономике проекта. «Театральный Дом» – очень удачный проект, все сделано очень экономично и разумно.

– Он еще и красивый, и… женский.

– Очень красивый и – да – женский. Дом построен в стиле московский модерн. Из всех московских новостроек он такой единственный. Мы очень старались сохранить не только стиль, но и дух места. Он не зря «театральный» – когда-то рядом находился театр, он был снесен в середине прошлого века. Чтобы вернуть память места, мы оформили общественные пространства в «театральном» духе – стойки ресепшена оформлены как театральный гардероб, в холлах висят «театральные» люстры – мы их заказывали в Чехии, на заводе, где изготавливались люстры для Большого театра. Для оформления дома мы заказали копии театральных плакатов из Бахрушинского музея, копии картин известных художников, которые писали театр, – Альфонса Мухи, Огюста Ренуара, Эдгара Дега и других. Приятно строить красивые дома. И приятно, что люди чувствуют женскую руку. У нас несколько апартаментов купили японцы. Причем в два захода. Когда они пришли во второй раз, мы спросили, что им так понравилось. Они ответили, что в проекте чувствуется, что это дом для людей, что тут всегда было жилье и здесь хочется жить. Возможно, в этом есть результат и того, что над проектом работала женщина.