От пирамиды к небоскребу - Московская перспектива

От пирамиды к небоскребу

От пирамиды к небоскребу
От пирамиды к небоскребу
Должно ли быть лицо у высотного строительства

Большинство небоскребов по всему миру, несмотря на качественную архитектуру, представляют собой произвольные объемы, облицованные стеклом, которые не несут в себе никакой привязки к городу, в котором они расположены. Условно говоря, любой из этих небоскребов можно перенести из Пекина в Шанхай, из Лондона в Париж, из Чикаго в Филадельфию, и ничего при этом не изменится.

Причем соревнуются девелоперы обычно в том, чей небоскреб выше. То есть нет привязанности к месту, нет идентичности. Исключением являются лишь исторические объекты, как, например, Empire State Building, которые были первыми в своем роде, и, конечно, сложно их представить где-либо еще, кроме того города, где они были построены. Я увидел в этом возможность для того, чтобы сказать новое слово в архитектуре, привнести некую идентичность, чтобы архитектурная концепция небоскреба была привязана к названию страны, города или компании. Так родилась идея строительства в крупных городах мира знаковых сооружений, в архитектурную типологию которых заложены названия этих городов или местности, где они расположены.

Разрабатывать проекты небоскребов с фасадами в виде букв я начал в 2014 году. Первые годы я не презентовал нигде свои работы, стремясь создать некую критическую массу проектов для того, чтобы оформить авторские права на них. На сегодняшний момент мною разработано около 600 небоскребов в 150 городах и 55 странах.

Собственно, в мире уже есть примеры строительства зданий в виде букв, но эти примеры носят локальный характер. Например, в Праге компания BIG спроектировала здание в виде буквы W. Мои проекты отличаются тем, что сама их форма в зависимости от того, где расположен небоскреб, несет в себе определенные национальные мотивы, воплощает образ этого места – будь то буква, иероглиф, национальный орнамент и так далее, расрывая таким образхом идею места на языке этой страны. Поэтому я и назвал проект «В начале было слово». В последние полтора года я начал более активно продвигать этот проект. Но небоскреб – вещь сама по себе достаточно сложная, требующая больших ресурсов, связей и денег, поэтому их реализация пока идет с трудом.

Так, строительством трех таких небоскребов уже заинтересовались в индийской Калькутте. Не так давно я летал туда, чтобы обсудить возможность реализации этого проекта с местным инвестором. Еще один проект проходит согласования в Новороссийске, там на месте недостроенного театра планируется построить жилой комплекс в форме двух высотных башен, образующих букву Н. Прошло уже три этапа общественных слушаний и архитектурный совет, все было согласовано, теперь проект лежит на подписи у мэра города. В Москве также вскоре может быть спроектирован высотный жилой комплекс в Хорошево, строительство которого рассматривают несколько инвесторов. Также есть предложение еще одного высотного комплекса рядом с «Москва-Сити». Кроме того, не так давно я предложил на конкурс архитектурную концепцию штаб-квартиры РЖД на месте Рижского товарного двора в виде трех небоскребов с изображением аббревиатуры акционерного общества (см. статью на archi.ru от 19.11.2019).

При этом такая необычная форма не влечет удорожания строительства. Возможно, единственное относительно сложное предложение я сделал для Гонконга, где спроектированы две башни с мостом между ними. В других проектах нет никакого конструктивного усложнения.

В целом я всегда ратовал за то, чтобы архитектура являлась своего рода памятником месту. Этому же принципу отвечают здание «Медси» на Красной Пресне в Москве и небоскреб «Магнум» во Владивостоке. Также высотная доминанта в форме пирамиды была построена по моему проекту в Ханты-Мансийске, где ее согласовывал нынешний мэр Москвы Сергей Собянин, когда был председателем окружной Думы в конце 1990-х – начале 2000-х годов.