Парабола Ладовского предвосхитила время - Московская перспектива

Парабола Ладовского предвосхитила время

Парабола Ладовского предвосхитила время
Парабола Ладовского предвосхитила время
Истоки современного проекта новой Москвы прослеживаются в далеком 1930 году

Расширение территориальных границ Москвы – один из мегапроектов современной столицы, новый вектор градостроительного планирования и урбанизации территорий. Между тем, когда углубляешься в развитие современного проекта «Большая Москва», невольно возникают ассоциации с идеями, предложенными почти столетие назад. «Московская перспектива» заинтересовалась историческими параллелями.

Напомним, основной целью проекта «Большая Москва» стало стремление изменить традиционную систему Московской агломерации, упорядочить градостроительное зонирование, создав на присоединенных территориях ярко выраженную административно-правительственную специализацию.

Несмотря на амбициозный подход и новаторские решения, применяемые в ходе развития урбанистического проекта, в нем отчетливо прослеживается преемственность идеи выдающегося советского архитектора, одного из творческих лидеров рационализма Н.А. Ладовского. Именно ему принадлежит незаслуженно забытый один из ранних планов градостроительного развития Москвы, который предшествовал знаменитому Генплану реконструкции 1935 года.

Николай Александрович Ладовский считал, что в радиально-кольцевом городе кольца вынуждены разрастаться, и это неминуемо приведет к коллапсу. Он же предлагал «разомкнуть» одну из существующих окружностей и дать Москве возможность динамического развития в заданном направлении – другими словами, развивать осевое территориальное планирование.

По его мнению, Москва должна была уйти от окружностей, приняв в скором времени форму параболы, с безусловным сохранением исторического центра как ее фокуса. Осью же, согласно теории Ладовского, должна была стать Тверская улица. А со временем Москва, развиваясь в северо-западном направлении, могла бы соединиться с Ленинградом, образовав единую агломерацию с Северной столицей. Ученый акцентировал внимание на том, что центром должна выступать не точка, а именно ось – динамичная линия, вектор. Таким образом, в конце концов центр имел шансы приобрести форму веера – область, растущую вместе с городом, отвечающую запросам агломерации.

Впервые «парабола» Ладовского была опубликована в 1930 году вместе с его статьей, где архитектор давал теоретическое обоснование принципиально новой планировочной схемы развивающегося города. Согласно теории, центр развивался по оси параболы, к нему примыкали жилые районы, за которыми уже размещались промышленные территории и зеленые зоны. Новая планировочная схема объединяла в себе достоинства радиально-кольцевой и поточно-функциональной схем, согласно которой промышленные предприятия должны располагаться параллельно жилой застройке, но в то же время не имела очевидных для архитектора недостатков.

Сам Ладовский рассматривал город как взаимосвязанную урбанистическую среду, не видя в нем конгломерата площадей и широких проспектов. Это видение распространилось на все уровни его подхода к структурированию городского пространства. Впоследствии именно Ладовский стал автором концепции «гибкий город», описывающей динамичное развитие городского пространства, представляющей город как растущий урбанистический организм.

В 1929 году на заседании Объединения архитекторов-урбанистов (АРУ) Ладовский представил доклад «Москва историческая и социалистическая», где обосновал принципиально новую схему роста новой Москвы. «Понятие роста не может быть сведено к механическому увеличению территорий, ширины проездов, этажности и т.п. Рост надо понимать как органический, на разных этапах своего развития представляющий различный не только количественно, но и качественно организм. Между тем все имеющиеся до настоящего времени проекты «Большой Москвы» рассматривают вопрос исключительно с количественной стороны и потому страдают основным пороком – механичностью», – говорил Ладовский.

Архитектор использовал свою «параболу» в конкурсном проекте на реконструкцию Москвы 1932 года. Тогда проект вызвал широкий интерес, многие коллеги отмечали оригинальность мысли, предложенных идей. Однако проект Ладовского оказался невостребованным – сталинский Генеральный план реконструкции Москвы закрепил уже устоявшуюся кольцевую структуру. «Параболу» Ладовского признали нереалистичной, автора обвинили в формализме, а новые растущие районы Москвы продолжили наращивать по радиально-кольцевому принципу.

В Москве сохранился памятник незаурядной инженерной мысли советского архитектора. Николай Александрович был одним из авторов, работающим над архитектурным обликом первой линии Московского метрополитена, открытой 15 мая 1935 года. В частности, по его проекту был построен южный вестибюль станции метро «Красные Ворота» Сокольнической линии.

Уличный павильон построен в форме сложного портала, состоящего из четырех полуокружностей, сильно напоминающих чертежи его знаменитой урбанистической «параболы»: Центральная арка – это стена Московского Кремля, над ней Китайгородская, затем Бульварное кольцо, а сверху – Садовое. Официальная же версия представляет павильон как образ тоннеля метро в перспективе. По мнению современных архитекторов, облик наземного павильона станции «Красные Ворота» выглядит современно и лишен связей с исторической архитектурой, что выгодно отличает его от ряда других примеров той же Сокольнической линии.

В 1960-е годы «парабола» Ладовского проявилась в концепции греческого архитектора Константиноса Доксиадиса, который в основу своего «динаполиса» заложил планировочную схему Ладовского, сославшись на труды отечественного архитектора и опубликовав в мировой печати сообщение о «динамичных городах» Ладовского.

Очевидно, что одна из приоритетных задач урбанистов нашего времени – развить и дополнить уникальные планы людей, стоящих у истоков строительства новой Москвы, чьи идеи опередили свое время.