«По моим наблюдениям, запас идей обновляется каждые 20 лет» - Московская перспектива

«По моим наблюдениям, запас идей обновляется каждые 20 лет»

«По моим наблюдениям, запас идей обновляется каждые 20 лет»
«По моим наблюдениям, запас идей обновляется каждые 20 лет»
В этом году ежегодная выставка «АРХ Москва» проходит 26-й раз. Если сделать ретроспективный анализ архитектурных решений и концепций, представленных за эти годы, можно увидеть, как развивалась архитектурная мысль, какие концепции были представлены на выставочных площадях, какие проекты были реализованы, а какие остались только на бумаге. О том, как развивается город, что для него ценно сегодня, куда и почему идет архитектурная мысль, «Московская перспектива» поговорила с главой архитектурного бюро SPEECH Сергеем Чобаном

▶ «АРХ Москва» в этом году сформулировала тему «Идеи». Как вы считаете, насколько вообще архитектуре необходима постоянная подпитка в виде новых идей?
– У любого периода развития архитектуры есть свои основные вопросы, на которые так или иначе отвечает или старается ответить каждый проект. На мой взгляд, сегодня таких вопросов три. Первый – наши взаимоотношения с окружающей средой, ее охрана, ее проникновение внутрь здания, реакция здания и города на окружающую среду. Иными словами, это тема экологичности архитектуры, тема восстанавливаемости ресурсов. Второй вопрос напрямую связан с первым: что нам делать с массивом уже построенных зданий, с той энергией, которая была вложена в их создание. Например, каркасы индустриальных зданий, не находящихся под охраной. Как правило, они безжалостно сносятся, хотя могли бы быть дополнены новыми фасадами и служить дальше. В результате целые пласты архитектуры исчезают с лица города. Например, модернизм 1960–1970 годов, который сегодня принято считать несовременным и не слишком симпатичным. Хотя на самом деле мы сейчас вряд ли делаем что-то более современное. И уж точно неправильно уничтожать целые слои застройки только потому, что она кому-то разонравилась. Город – это книга, из которой, на мой взгляд, недопустимо вырывать страницы. И третий вопрос заключается в том, какой тип и характер города, его уличных и дворовых пространств мы хотим видеть.

Вот три главных вопроса, или, если угодно, вызова, современной архитектуры. И первые два сегодня стоят как никогда остро. Ведь до недавнего времени во главу угла ставили выразительность здания, его внешний архитектурный облик, а то количество ресурсов, которое тратится на реализацию подобного замысла, воспринималось как нечто второстепенное. Но сегодня все с точностью до наоборот. И то, насколько затратно предстоящее строительство, зачастую гораздо важнее формы и образа здания, которое планируется построить. Что касается отношения к городу – это, конечно, вечный поиск идей. Каждое поколение отвечает на него по-своему. Сегодня мы стоим перед глобальным вызовом: уплотнять город или, наоборот, размывать городскую структуру, создавая для этого совершенно новые формы транспортных коммуникаций.


▶ Очевидно, что с приходом новых архитекторов появляются новые идеи. Как часто, по вашим ощущениям, обновляется запас идей, отличающих одно поколение архитекторов от другого?
– Я думаю, что примерно каждые 20 лет. И не исключаю, что этот цикл будет сокращаться, поскольку развитие новых технологий и новых функций города происходит сегодня гораздо быстрее, чем это было раньше. Цикличность определяют не только архитекторы, но очень многие параметры развития. Ведь сегодня 20 лет – это период, который для некоторых зданий может оказаться максимальным сроком эксплуатации! Вы только вдумайтесь в эту цифру! Например, вчера нужны были многозальные кинотеатры и большие торговые центры, а сегодня они утратили свою актуальность. Вчера были абсолютно непредставимы объекты коливинга, аналоги коммунальных квартир, а сегодня они очень востребованы. Если вчера требовалось огромное количество отелей, сегодня они убыточны в связи с пандемией, и не совсем понятно, в каком объеме они будут необходимы в дальнейшем. Вчера мы проектировали сверхглубокие офисы с огромным числом рабочих мест, которые достаточно сильно удалены от окон, потому что считалось, что компьютерные экраны не любят яркого освещения. Но вдруг выяснилось, что принудительная вентиляция может стать источником распространения вирусов и других вредных веществ. В Европе, например, вновь появилась мода на проветриваемые офисы небольшой глубины.
И конечно, встает вопрос, сколько человеку в принципе необходимо метров жилой и офисной площади в ситуации, когда настолько очевидно меняется образ жизни и формат удаленной работы становится востребованным. Думаю, как минимум каждые 20 лет перед нами будут вставать вопросы, какой тип здания для той или иной функции нам нужен или не нужен, как сохранить то, что уже построено. Повторюсь, что каждый раз это очень большая проблема, поскольку на строительство абсолютно любого здания затрачено огромное количество энергии и времени.

▶ Вы достраиваете в Германии офисное здание, выполненное полностью из дерева. Считаете ли вы, что за деревом будущее архитектуры? Есть ли у этого материала перспективы применения в России в качестве конструктивного материала общественных и многоквартирных зданий?
– Именно в России, как в никакой другой стране, есть перспектива такого строительства, потому что она обладает большими запасами леса. Но нужно признать, что у деревянного и гибридного (с применением большого количества деревянных элементов) строительства есть плюсы и минусы. Плюсы я перечислять не буду. Если говорить о минусах, то первая проблема – дерево-гибридный каркас примерно на 15–20% дороже бетонного и продолжает дорожать, потому увеличение объемов деревянного строительства требует огромного количества не только ресурсов, но и новых мощностей для производства этих конструкций. Вторая проблема связана с эстетикой. Деревянные конструкции не имеет смысла закрывать и отделывать, но если оставлять их открытыми, это значит, что одновременно вы никак не спрячете всевозможные коммуникации. В таких лофтах с удовольствием работают представители креативных профессий. Однако я, например, не уверен, что в них готов разместиться крупный банк.

▶ Ждете ли вы чего-то особенного от нынешней выставкиа?
– «АРХ Москва» – очень важная выставка. Я хочу поблагодарить Василия Бычкова и всю его команду, особенно директора выставки Евгению Михайлиди за то, что форум по-прежнему существует и проводится каждый год, несмотря на все сложности, особенно последних двух лет. Лично я участвую в выставке начиная с 2000 года. «АРХ Москва» – это некий срез того, что произошло за год, где мы находимся, какие родились интересные идеи. Этой выставки ждешь, она неформальная, по-хорошему импровизаторская, творческая, всегда свежая. Я с удовольствием на нее хожу, и надеюсь, этот раз не станет исключением.