Сносить нельзя оставить - Московская перспектива

Сносить нельзя оставить

Сносить нельзя оставить
Сносить нельзя оставить
История столичных архитектурных проектов полна неожиданных поворотов

Градостроительство по праву считается одним из наиболее сложных видов человеческой деятельности. Идея, эскиз, проект, строительство — на реализацию всего этого при возведении только одного объекта уходят годы и даже десятилетия. Однако хорошо известно: ряд столичных сооружений, ставших хрестоматийными для города, можно считать итогом обстоятельств спонтанных, экстравагантных и даже курьезных.

ИТАЛЬЯНСКИЙ ЭПИЗОД

Итальянский эпизод.jpg

Успенский собор Кремля вряд ли стал бы таким совершенным, каким является сейчас, если бы не ряд аварийных проектов, предшествовавших его появлению. Первый каменный собор простоял всего 150 лет. После этого начали крошиться камни и заваливаться стены, их подпирали бревнами. Ему на смену пришел собор, построенный по образцу Успенского собора во Владимире. Возвели его за два года, но на финальной стадии он рухнул. 

Царь Иван III, воспользовавшись советом жены, хорошо образованной византийской принцессы Софьи Палеолог, в частном порядке пригласил на работу зодчего из Италии. Итальянцы давно освоили каменное строительство, русские же только начинали работать с камнем. С этого периода начинается «итальянский эпизод», который продлился в России несколько столетий. Итальянцы посещали города Руси и до этого. Но больше для строительства оборонных объектов. В проекте
Ивана III нужно было достичь других целей. Собор должен был воплощать духовные идеи и выполнять репрезентативные функции. С участием Ридольфо Аристотеля Фиораванти, инженера из Болоньи, собор строили четыре года, потом занимались росписью. Многое в нем русским мастерам показалось удивительным. Своды были в толщину одного кирпича, но при этом вполне надежными, а потолки не протекали. Впервые тогда применили конструкции из металла, которые устанавливали с помощью тяги с колесами. Пространство храма было единым, а опорами для него служили несколько столбов. Не было и приделов, то есть пристроек, что было типично для русских храмов. Этот образец, считают эксперты, стал примером синтеза древнерусского стиля, византийской традиции и достижений инженерного искусства Италии. А из неудачной попытки воссоздания Владимирского храма родилось целое направление в отечественном храмовом строительстве.

ИЗ ЧЕРНОЙ ГРЯЗИ В ЦАРИЦЫНО
Черная Грязь.jpg

Местечко Черная Грязь было переименовано в Царицыно Екатериной II. Эту землю царица купила у Кантемира и велела построить летнюю резиденцию в мавританском стиле. Проект поручили Василию Баженову. Стройку заказчица не посещала, но детально вникала в процесс посредством переписки. Когда ансамбль был практически готов, Екатерина осмотрела его и написала сыну Павлу, что дворец надо перестроить, так как он тесный и темный. Есть версия, что царице не понравились масонские знаки на фасаде построек. К масонам, в числе которых был и Баженов, царица относилась с иронией. Хотя знала, что европейские ложи ждали прихода к власти ее сына Павла. Это могло ее раздражать. Проект был передан Матвею Казакову. После разборки дворца началась вторая война с Турцией, поэтому Екатерина потребовала завершить работы быстрее. В результате Казаков был вынужден упростить свой проект. После завершения строительства долгое время здание пустовало. Чтобы оно не сгорело, демонтировали кровлю. Однако двух веков вполне хватило, чтобы под воздействием тепла, холода, осадков и, конечно, вандалов оно превратилось в груду развалин.

О том, что дворец надо воссоздать, говорили многие архитекторы. Велись дискуссии, какой проект взять за основу. Звучали доводы и в пользу руин. Именно их надо интересно «подать» потомкам. Однако выбрали другой путь — воссоздание дворца с учетом вариантов проектов и Баженова, и Казакова. То, что получилось в результате в начале века, считают более упрощенной их версией и относят к образцам неоготики, модной в XVIII веке.

ГОСТИНИЦА-КВАРТАЛ

ГОСТИНИЦА-КВАРТАЛ.jpg

1930-е годы стали периодом дерзновенных планов, часть которых в архитектуре воплощена так и не была, но, как ни странно, увенчалась рождением проектов, являющихся украшением столицы. Один из примеров — идея возведения восьми небоскребов, включая Дворец Советов. В результате дворец не построили, но возвели семь столичных высоток, ставших символом мощи поднимающейся из руин страны. В это же время родилась идея возведения самой крупной гостиницы в центре столицы. К этому времени территорию Охотного Ряда расчистили от торговых рядов, которые раздражали власть своей антисанитарией, а заодно снесли и церковь Параскевы Пятницы. Молодые архитекторы Савельев и Стапран предложили проект в стиле конструктивизма, но власть посчитала его полным диссонансом с историческими святынями места. Тогда А. Щусев дополнил его элементами классицизма — монументальным портиком с восьмью колоннами, многочисленными балконами и башенками в углах здания. 

Стройка шла долго. Первая очередь связана с известной историей, объясняющей, почему главный фасад выглядит несимметрично. Одна его часть богато украшена декоративными элементами, вторая выглядит строже. Это объясняет то, как расценил предлагаемый проект Сталин. Увидев два варианта оформления, он поставил подпись в середине эскиза. Выяснить у генералиссимуса, что это означает, архитекторы не решились и воплотили то, что было утверждено. Теперь архитектурные критики расценивают фасад «Москвы» как образец стилистического компромисса.

УБРАТЬ ЭТАЖИ

небоскреб на улице Пырьева..jpg

Строительство нового времени, несмотря на целые министерства и ведомства, регулирующие этот вид деятельности, не утратило моментов остросюжетности. Уже в эпоху новой России наряду с долгостроем и рейдерскими захватами происходили ситуации, становившиеся если не сенсационными, то все-таки скандальными для рынка. Так, из-за превышения высотности здания, которое возводили в самом начале Арбата, застройщик был вынужден разбирать верхние этажи. Новое сооружение не вписывалось в стилистику улицы, ставшей к тому времени пешеходной. 

Однако уроком для застройщиков эта история не стала. В 2010 году был сдан в эксплуатацию небоскреб на улице Пырьева. Скандал разгорелся в связи с тем, что он превышал установленную в документах высотность, застройщик «разогнался» аж на 51 этаж. Требовалось снести 21 метр здания. Но как-то это утряслось само собой. Мэр столицы покинул свой пост. Новая команда решила не менять облик здания, а демонтаж верхних этажей посчитала небезопасным. Теперь небоскреб на Мосфильмовской считают одним из самых удачных в столице благодаря цвету, разноэтажности и необычной форме. Один из корпусов дома как будто отклонен назад, а второй — вперед.