«Граффити — это правда в лоб». Художник Илья Бодров о московском стрит-арте - Московская перспектива

«Граффити — это правда в лоб». Художник Илья Бодров о московском стрит-арте

«Граффити — это правда в лоб». Художник Илья Бодров о московском стрит-арте
«Граффити — это правда в лоб». Художник Илья Бодров о московском стрит-арте Илья Бодров. Фото: instagram.com/playbodik
В Москве прошел первый фестиваль стрит-арта. Его участник и один самых заметных граффити-художников города Илья Бодров рассказал «МП», почему уличное искусство не должно заигрывать с государством и как стрит-арт продолжает дело имажинистов


Снимок экрана 2019-05-15 в 11.05.09.png 

Позиция и деньги

Я родился в Сибири. В Москве живу с первого класса: у меня здесь своя мастерская от городского союза художников.  Я всегда говорю четко и откровенно: заработать на картинах, чтобы нормально жить, нельзя. Даже в таком городе, как Москва. Надо обязательно заниматься коммерческими заказами, но не всеми. 

Мне больше всего не нравится навязывание своего мнения. Я думаю, что сверху нам навязывают свое мнение относительно государственных праздников и всего остального. И вот эта самая ситуация [когда ты становишься адептом официального мнения — «МП»] крайне опасна.

photo_2019-05-15 10.32.30.jpeg

Я, например, не знаю удачных граффити, сделанных по госзаказу, которые бы грамотно вписывались в пространство Москвы. Возможно, их просто нет. Лучшие граффити нашего города — это частные заказы либо заказы, сделанные довольно давно. Это прежде всего граффити Паши183 рядом с Лосиным островом. Художник Паша был очень тонким человеком, который игрался с городом, он очень хорошо его чувствовал, чутко. Не думаю, что Паша стал бы участвовать в проектах «Аэрофлота», крупных энергетических компаний и государственных партий. 

Он бы просто не стал уродовать город.

photo_2019-05-15 10.32.35.jpeg

Места

Мне больше всего нравятся дворики Арбата, отходящие в сторону Пречистенки. И если там побродить, то можно найти такой модерн, который вызывает восхищение.

У каждого своя любимая Москва, которая ассоциируется с молодостью, детством и еще чем-то. Для меня это еще дворы Китай-города, «Пушкинской», где зарождалось московское граффити, «Кропоткинская».

photo_2019-05-15 10.31.23.jpeg 

«Нулевые» и «десятые»

Если посмотреть на Москву «нулевых», то тогда граффити было буквально везде. На каждом шагу. Сейчас его меньше, потому что раньше реже закрашивали стены. Сегодня граффити в Москве может просуществовать буквально две минуты. 

Современный граффитист сильно избалован интернетом, красками и огромным количеством информации, а еще появлением разных кураторов и меценатов… А раньше, если красиво говорить, «мы выживали, как могли»… 

В «нулевые» годы, когда встречались, чтобы порисовать, то забивали стены кусками, без темы, без уважения. 

Теперь появилась тематика, общий фон, перед работой идет долгое обсуждение. 

photo_2019-05-15 10.31.51.jpeg 

Зайчики

Было популярное место на «Менделеевской», где все рисовали — за театром Мейерхольда; люди шли мимо из института и с работы, и по своему отношению к граффити они делились ровно пополам. И вот что мне не нравилось и не нравится сейчас, так это то, что половина людей не ценит, что я часто делаю свою работу абсолютно бесплатно. При этом мы не рисуем на памятниках архитектуры, на церквях и всем, что относится к достоянию страны. Я не рисую черепа, не пишу собственное имя на стене, я рисую просто зайчиков, несу позитив, а на меня иногда матом орут. 

 photo_2019-05-15 10.31.11.jpeg

Хрущевки

По образованию я архитектор, но ищу эстетику не только в архитектуре, но и в людях, которые живут в нашем городе. Они его украшают. Например, до моего дома можно доехать на автобусе от метро «Алексеевская». Я помню, как на выходе из него просил помощи слепой дедушка. Он не знает, куда идти — просто не видит. Дедушка попросил проводить его до дома. Мы с ним разговорились, а он оказался переводчиком, который работал с очень известным советским фотографом. Очень интеллигентный мужчина, очень приятный, но живет в непримечательной панельке. И теперь, проезжая этот дом, я знаю, что в нем живет замечательный слепой переводчик с огромным интересным прошлым. Это приятно.

photo_2019-05-15 10.32.17.jpeg 

Дворники

Искусство окружает нас буквально везде. Часто его соавторами выступают городские дворники, сами того не замечая. Вот пример, если не брать в расчет Забиваку… Перед нами стоит дом из обожженного камня, сверху он покрашен серым цветом. Потом, видимо, на нем что-то нарисовали и это закрасили светло-серым. Потом опять что-то написали, и поверх появился темно-серый. Разного размера прямоугольники. Разного цвета. Получается какой-то супрематизм. Интересные формы. Просто их эстетику надо хотеть увидеть. 

 photo_2019-05-15 10.31.17.jpeg

Непонимание

Раньше в России выходил журнал Object Book о стрит-арте. В этом журнале были мои зайчики, а я был стрит-артистом. Сейчас никто не знает, что такое стрит-арт. То есть все изменилось. И я сам не знаю, могу я относиться к нему или нет. Сейчас при появлении людей под названием кураторы, понятие стрит-арта меняется с каждым днем.

Вот акции имажинистов в начале прошлого века [когда поэты Есенин, Мариенгоф и др. переименовывали улицы в честь себя — «МП»] — это чистый стрит-арт. Потому что это бунтарство, но при этом оно доброе, оно без разрушительной цели. 

Стеная Цоя — это стрит-арт. Ведь Цой был легендой, даже больше, чем музыкальной, олицетворением целой эпохи. И люди выражают свое отношение к нему. Это можно назвать искусством, граффити. 

Снимок экрана 2019-05-15 в 10.57.35.png 

Зима

Каждый год я уезжаю на холодный сезон в Таиланд. Мне нравится московская зима, но мне абсолютно чуждо столичное безделье в январе и феврале. Весь январь все бухают, в феврале кто-то кое-как более-менее раскачивается, а по факту только в марте все начинают работать. 

photo_2019-05-15 10.32.03.jpeg 

«Я бы отдал граффитчикам все стены вдоль железнодорожных путей»

Уличное искусство должно оставаться на улице, я так считаю. А то, что на улице, не может быть под законом. Это такая свобода. Я думаю, что многие люди именно поэтому граффити и занимаются — потому что они свободны в своем выражении. 

Если рисунки на стенах будут крайне легализованы, то граффити-искусство потеряет свой шарм. Не интересно рисовать только там, где разрешено. Я думаю, что если разрешат рисовать везде (предположим такое гипотетически), то молодые художники еще порисуют пару лет на стенах, а потом это им надоест. 

photo_2019-05-15 10.32.10.jpeg

Я бы отдал граффитчикам все стены вдоль железнодорожных путей. Абсолютно легально — пусть красят. Чтобы они могли там рисовать, выплескивать себя. Аргументирую: если это что-то красивое, то люди увидят, а если что-то бесталанное — то наверняка не обратят внимания. 

Граффити — это правда в лоб. В этом главное его отличие от остального современного искусства. Его не надо объяснять. А если в картине больше слов, чем дела, то это не граффити.