Без фальши и уныния - Московская перспектива

Без фальши и уныния

Без фальши и уныния
Без фальши и уныния
Застать в Москве Петра Лундстрема – музыканта, общественного деятеля, внучатого племянника знаменитого джазмена Олега Лундстрема – достаточно сложно. Он постоянно в разъездах: участвует в концертах в действующих частях Российской армии, в региональных акциях, направленных на поддержку СВО, занимается сбором вещей для переправки на Донбасс. А когда нужный гуманитарный груз собран, отправляется в зону боевых действий. Концертная деятельность включает как небольшие выступления в военных частях на передовой, в госпиталях, так и перед самыми разными слушателями – мирными и военными. В предновогодние дни Петр выехал для участия в большом концерте в драматическом театре Луганска. Мероприятие в записи транслировали в новогодние и рождественские праздники на российском телевидении.

Петр, расскажите об этом концерте. Как вы восприняли приглашение и сразу ли дали согласие принять в нем участие?
– Я с огромной радостью воспринял это приглашение и теперь с гордостью могу говорить о том, что стал участником этой акции. Все мы знаем, как и когда родилась традиция выступления концертных бригад. Это было в 1941 году, когда под Москвой стоял враг, тогда лучшие артисты поддерживали боевой дух наших защитников. Близость врага и угроза захвата города – к месту ли, казалось бы, тогда были шутки, музыка? Сейчас могу ответить совершенно определенно – конечно да. Вы не представляете, какой был подъем на большом концерте в Луганске, когда мы выступали с местными артистами. Павел Астахов привез туда настоящее боевое армейское знамя, с ним ходили в атаки в годы Отечественной войны. Я познакомился с оркестрантами и быстро нашел с ними общий язык. Они замечательные ребята. Многие из них уже воевали, дирижер этого оркестра является участником боевых действий. Сейчас 30 человек из труппы Луганского драматического театра находятся на передовой. Также очень горжусь тем, что присутствовал при организации православных подразделений. В Донецке из мобилизационного резерва стали создавать батальоны, которым дают имена русских святых. Первым был батальон «Русь», а затем появились «Александр Невский», «Александр Пересвет», «Архангел Михаил». Для меня огромная радость видеть солдат с передовой в зале.

Главная вещь в вашем репертуаре – «Чакона» Иоганна Себастьяна Баха. Почему вы играете именно ее?
– «Чакону» Иоганна Себастьяна Баха я играл, когда в апреле 2022 года впервые после начала СВО оказался в Мариуполе, потом в Донецке. Теперь я ее играю практически на каждом своем выступлении. Мне кажется, она уже стала неким символом, это уже такая донбасская Голгофа. Вообще, это программное произведение, часть цикла, включающего шесть сонат-партит Баха. Солдатам я всегда немного рассказываю о композиторе – о том, что он был глубоко верующим человеком, что вся его музыка связана с библейскими сюжетами. Весь цикл сонат-партит посвящен земной жизни Иисуса Христа, а «Чакона» именно о восхождении на Голгофу, о крестном пути, страдании и распятии. Я всегда говорю слушателям, что после смерти обязательно наступает воскресение, победа жизни над смертью. А всех нас ждет победа!

На таких концертах звучит музыка самых разных жанров и направлений – народная, эстрадная, патриотическая. Как солдаты воспринимают классику?
– Люди в первую очередь очень чутко реагируют на правду и ложь. И мои слушатели понимают, ради чего ты к ним приезжаешь – ради какого-то пиара или тебя к ним влечет сердце. Что же касается классики, напомню, что само это слово означает лучшее в искусстве. Все стили музыки вышли из классики. Наша цель доносить образцы высокого искусства до любого слушателя. Солдаты реагируют на такую музыку замечательно – как люди с оголенными нервами, эмоциями. Конечно, когда я ехал на первое выступление, я волновался и думал о том, как меня будут встречать военные. Но после первого выступления все мои сомнения развеялись. Помимо Баха я играю Каприc № 24 Никколо Паганини, его многие узнают.

Но вы ведь вы владеете и популярными жанрами?
– Да, художественным свистом. И это настоящее искусство. Когда спрашиваю ребят, какая ваша любимая музыка, они мне называют, например, «Смуглянку», «Прощание славянки». И все эти мелодии я им свистел. Воспринимали они это прекрасно.

Как вы считаете, в кругах ваших коллег есть такое же понимание происходящих событий на Украине?
– Мне кажется, среди музыкантов идеей помощи Донбассу и нашей армии проникнуты многие. Во всяком случае, я всегда беру с собой тех, кто хочет поехать и выступить на фронте. Мы купили газовый генератор, который потом оставили в части, электропианино и со своими коллегами-пианистами выступали и в частях, и в парках.

Как вам кажется, насколько важными для солдат являются приезды артистов из России на передовую?
– Знаю абсолютно точно – солдатам важно знать, что они не забыты. В средствах связи они ограничены. И видя нас, наверное, вспоминают известную фразу «Мы с тобой одной крови, ты и я». То есть понимают, что они не какие-то отщепенцы, которым не повезло и поэтому пришлось идти воевать. Давайте не будем недооценивать происходящее: нам противостоит мощнейший и хорошо мотивированный враг. Россия всегда была сильна своим боевым духом. И задача всего гражданского общества, чтобы этот дух был на высоте.

Как вы прониклись патриотическими идеями? Кто вам в этом помог?
– Оба моих деда с Украины – один из Бердянска, другой из Донбасса. Я учился в Испании, ездил по всему миру. Но в 2019 году оказался в России и поехал в Донбасс. Теперь жалею, что не оказался там раньше. Выезжая в города Донбасса для участия в патриотических концертах, я встретил множество прекрасных людей, которые стали моими товарищами. Я уверен – русские победят, мы не можем не победить!