«Это я удачно зашел!» - Московская перспектива
+1º
1

«Это я удачно зашел!»

«Это я удачно зашел!»
«Это я удачно зашел!» Фото: ТАСС
30 января исполняется сто лет со дня рождения кинорежиссера Леонида Гайдая. В среде кинематографистов бытует мнение, что снять хорошую комедию гораздо сложнее, чем драму или трагедию. Потому что существуют сотни приемов выжать слезу из зрителя, а вот заставить его хохотать – ни одного. А чтобы сделать кино, которое на протяжении шестидесяти лет будет вызывать смех у разных поколений, нужно быть гением. Или просто – Леонидом Гайдаем.

Жизнь самого Леонида Иовича мало напоминает комедию – в ней было много трагичного, когда, казалось, лишь проведение спасало его от гибели. Был оглушительный успех и всенародная любовь, которым предшествовала угроза увольнения с «Мосфильма» с формулировкой «за профнепригодность». Были падения и взлеты. Но обо всем по порядку.

Леонид Гайдай родился 30 января 1923 года в городе Свободный Амурской губернии. В школе увлекся театром, мечтал стать актером, занимался в драмкружке и много работал над своей дикцией – с детства плохо произносил звуки л и р. Эти навыки ему очень скоро пригодятся. Школу он окончил в июне 1941-го, через несколько дней после выпускного началась война. Полгода он прослужил в Иркутском драматическом театре работником сцены, а в феврали 1942 года его призвали в армию: сначала служил в Монголии, потом был переведен под Москву, на Калининский фронт. Уже в декабре Леонид Гайдай был награжден медалью «За боевые заслуги», а вскоре стал командиром отделения. Об это времени он вспоминал так: «Я был на хорошем счету. Начальству нравилось, как я «поставленным голосом» подавал команды».

В 1943-м во время наступательной операции получил тяжелейшее ранение – подорвался на фугасе. Девять месяцев провел по госпиталям, мог передвигаться только на костылях, а потом всю жизнь ходил с палочкой. Из армии его комиссовали, он вернулся в Иркутск, где стал работать в театре актером и здесь же получил первый опыт постановки спектакля как режиссер. Решив, что нужно учиться дальше, поехал в Москву поступать в ГИТИС. «Случилось так, что ГИТИС для меня оказался недоступен из-за уже наработанной актерской школы. А я уже и из театра уволился… Ну, думаю, была не была – пойду в кино. Сдал экзамены во ВГИК и не пожалел. Кино, я уверен, интереснее театра. Впрочем, этого мнения я никому не навязываю», – вспоминал впоследствии режиссер.

Две первые картины, поставленные им на «Мосфильме», оказались неудачными. В «Женихе с того света», где Гайдай высмеивал советских бюрократов, вырезали большинство сцен, полнометражная картина сократилась до 47 минут. Режиссер поклялся себе никогда больше не снимать комедий. А патриотичный фильм «Трижды воскресший» по повести Александра Галича полностью провалился в прокате. Над Гайдаем нависла угроза отлучения от профессии.

Отпетые мошенники
Но, как обычно и бывает с талантливыми людьми, помог случай. На глаза Гайдаю в старой газете «Правда» попался фельетон «Пес Барбос», который он решил экранизировать. Гайдай самостоятельно написал сценарий, придумал главным героям имена — Трус, Балбес и Бывалый. Сыграли их Георгий Вицин, Юрий Никулин и Евгений Моргунов. Короткометражка под названием «Пес Барбос и необыкновенный кросс» впервые была показана на закрытии Московского кинофестиваля в 1961 году и произвела фурор. Фильм номинировали на «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском фестивале, перевели на несколько языков, а колоритная троица так полюбилась зрителям, что буквально «ушла в народ» – добрая половина анекдотов того времени начиналась так: «Сидят Вицин, Никулин и Моргунов».

Гениальной идеей режиссера было сделать эту троицу «кочующими героями» – незадачливые воришки появлялись в разных картинах Гайдая – «Самогонщиках», «Кавказской пленнице», «Операции «Ы»… А противостоял им наивный, но очень ответственный студент Шурик.

Московский студент
Образ Шурика – еще одна находка Гайдая. Впрочем, изначально по сценарию его звали Владиком (Владленом), но худсовет, усмотрев в имени аналогию с Владимиром Лениным, потребовал его заменить. Это было несложно, гораздо труднее дался поиск актера на главную роль. Пробовались Олег Видов, Евгений Жариков, Виталий Соломин, Всеволод Абдулов, Виталий Носик и еще с десяток артистов, но выбор пал на ленинградца Александра Демьяненко. Когда на пробах Демьяненко обесцветили волосы и надели роговые очки, съемочная группа ахнула – так велико было с сходство с самим Гайдаем! Этот образ бил в десятку.
В комедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» персонаж Демьяненко появляется впервые, это первый фильм, в котором Гайдай снимает Москву. Благодарные зрители уже давно разобрали картину буквально «по кадрам», нашли точные адреса, где снимались сцены, а еще «киношные» несоответствия. Например, в самой первой сцене новеллы «Напарник» Шурик ждет автобус под проливным дождем на Комсомольском проспекте (на заднем плане можно рассмотреть храм Святителя Николая в Хамовниках). С передвижениями автобуса в следующем эпизоде происходят чудеса: он то в окрестностях «Лужников», то на Комсомольском, то снова у «Лужников». Именно в этом автобусе и происходит первая встреча Шурика с тунеядцем Федей. Потом они пересекутся на стройке. В сценах, где прораб на крыше строящегося дома с гордостью говорит о достижениях СМУ, открывается панорама западной части района Свиблово. Зарисовку с носилками снимали на улице Седова.

А знаменитый эпизод с распределением в «Напарнике» Гайдай взял из собственной биографии. Когда он служил в Монголии, в часть приехал военком для набора пополнения в действующую армию. На вопросы офицера «Кто в артиллерию?», «Кто в кавалерию?», «Во флот?», «В разведку?» Гайдай отвечал: «Я!». – «Да подождите вы, Гайдай! – возмутился военком, – дайте огласить весь список».

В новелле «Наваждение» тоже масса московских локаций. Роль здания Политеха, в котором учатся герои, «сыграл» Институт элементоорганических соединений имени А.Н. Несмеянова Российской академии наук на улице Вавилова. Правда, в фильме аллея, ведущая к институту, на самом деле расположена на территории «Мосфильма». Скульптура студента, в книгу которого заглядывает Шурик в поисках конспекта, находится у главного здания МГУ. В трамвай Лида, Ира и Шурик садятся в 1-м Сельскохозяйственном проезде. Забыв Иру в трамвае и на ходу читая конспект, герои идут по площади Борьбы, а дорогу переходят уже недалеко от МГУ.

Образ этих студентов так полюбился публике, что в столице появился бронзовый памятник Шурику и Лиде – точная копия сцены из фильма. Стоит он, правда, не у Политехнического, где по сценарию учились герои, а у Московского экономического института на улице Артюхиной. Среди студентов бытует поверье: если потереть зачетку, которая выглядывает из заднего кармана брюк Шурика, обязательно сдашь экзамен.

В последней новелле видна очень любопытная московская локация – Тишинский рынок, который в фильме называется Колхозным. В свое время это было живописнейшее место, где в лавках старьевщиков можно было разжиться всякой всячиной. Герой Георгия Вицина торгует там ковриками с русалками и глиняными кошками-копилками.

Не студент, а изобретатель
Герой Александра Демьяненко появится еще в одной «московской» комедии режиссера – «Иван Васильевич меняет профессию», снятой по малоизвестной пьесе Михаила Булгакова. Но здесь он уже не студент, а гениальный изобретатель машины времени Александр Сергеевич Тимофеев. Ради отождествления инженера Тимофеева с Шуриком из «Операции «Ы» и «Кавказской пленницы» персонажу даже поменяли имя, у Булгакова его звали Николаем Ивановичем.

Натурные съемки проходили в столице, и москвичи легко узнали дом, в котором живут Шурик, Зина, управдом Бунша и стоматолог Шпак, он находится на Новокузнецкой улице. Там же располагался и хорошо известный всем радиолюбителям того времени магазин радиотоваров, в который Шурик бегал за транзисторами. Правда, чтобы показать все величие и красоту Москвы ХХ века глазами царя Иоанна Грозного, режиссеру пришлось пойти на хитрость. Когда самодержец выходит на балкон и любуется панорамой Москвы-реки, началом Кутузовского проспекта, Новоарбатским мостом и зданием СЭВ, находиться на Новокузнецкой он никак не может. Сцену эту снимали на проспекте Калинина (ныне Новый Арбат). Но фраза: «Лепота-то какая! Красота!» –стоила того.

Заседание продолжается!
«Иван Васильевич меняет профессию» – не единственная экранизация классики, снятая Гайдаем. В 1971 году на экраны вышел фильм «Двенадцать стульев» по роману Ильфа и Петрова. Часть действия происходит в Москве, здесь же и велись съемки. Любопытен тот факт, что в книге указаны совершенно конкретные адреса, но за 40 с лишним лет (действие происходит в 1927 году), столица так изменилась, что съемочной группе пришлось искать просто похожие места.

Как известно, в погоне за стульями из гамбсовского гарнитура Остап Бендер (Арчил Гомиашвили) и Киса Воробьянинов (Сергей Филиппов) прибыли в столицу на Николаевский вокзал ровно в 11 часов утра. Их встретила Каланчевская площадь (ныне Комсомольская), получившая свое название еще в ХVII веке из-за располагавшегося здесь путевого дворца Алексея Михайловича с деревянной вышкой – каланчой. Далее герои отправились «в общежитие имени монаха Бертольда Шварца» в Сивцевом Вражке. Поскольку на момент съемок переулок был застроен новыми домами, сцену сняли в соседнем Староконюшенном – роль общежития сыграла усадьба Гандуриных, владельцев Товарищества по производству тканей. По сути, не сильно погрешили против истины – после революции в особняке располагались коммуналки, в которых жили артисты труппы Большого театра.

А вот музей мебели, в котором обнаружились недостающие стулья (кстати, такого музея в Москве никогда не было), «разместили» на улице Воронцово Поле, дом № 12. В начале 70-х в этом районе еще сохранилась булыжная мостовая. Дом построили в 1888 году по проекту архитектора Д.Н. Чичагова (автора здания Московской городской Думы, где сейчас находятся помещения Исторического музея).

После аукциона, на котором Кису с Остапом с позором выдворили из зала, стулья оказываются у разных людей. Одним из новых владельцев стал поэт Никифор Ляпис-Трубецкой, живущий на Садовой-Самотечной улице. В фильме его «переселили» на Малую Молчановку, 8, – доходный дом Г.А. Гордон со статуями львов у входа. А вот Эллочка-людоедка «прописана» строго в соответствие с романом – в Печатниковом переулке, 7, в доме с кариатидами.

Как и предыдущие работы Гайдая, фильм имел огромный успех у зрителей, а актеры Гомиашвили и Филиппов признаны эталонными Остапом и Кисой. Хотя все могло сложиться по-другому. Ведь на роль Остапа был утвержден Владимир Высоцкий, который даже успел сняться в нескольких эпизодах, но, по словам самого Леонида Иовича, «ушел в подполье». И тогда это было бы совсем иное кино.

Несмотря на то что Гайдай был и остается лучшим комедийным режиссером, современники утверждают, что в жизни он был очень серьезным и даже хмурым человеком, развеселить его мало кому удавалось. Но может, таким и должен быть настоящий мастер, который точно знает, «сколько вешать в граммах», чтобы произошла эта химическая реакция – смех?