Фасады истории - Московская перспектива

Фасады истории

Фасады истории
Фасады истории
Как восстанавливали разрушенные войной знаковые объекты Москвы

На московских строителей в годы войны и сразу после нее легла особая нагрузка. Им предстояло восстанавливать столицу после многочисленных бомбардировок. Конечно, в первую очередь работы шли на знаковых объектах – в Кремле, Большом театре, Музее изобразительных искусств им. Пушкина и др., но при этом не забывали и о строительстве заводов, жилых районов и метро.

В годы войны в Москве почти не возводили капитальных объектов, их количество можно было пересчитать по пальцам. Тем не менее работы у строителей и архитекторов хватало. Они занимались маскировкой города от авианалетов, восстанавливали здания и транспортную инфраструктуру после бомбардировок, проектировали будущие знаковые сооружения. Например, уже в 1943 году московские зодчие и скульп-торы начали создавать будущий памятник Победы.

Бомбили в годы войны Москву не так часто по сравнению с другими крупными городами страны. Все-таки столица обладала современными системами противовоздушной обороны. Но иногда враг долетал до города, нанося урон застройке. Доставалось жилым домам, общественным зданиям, памятникам архитектуры. Незначительные повреждения от осколков бомб и снарядов устраняли сразу, дома с более серьезными разрушениями порой ждали своего часа несколько месяцев и даже лет. В некоторых московских дворах еще в 50-е годы можно было увидеть сооружения, иссеченные осколками.

Несколько зданий, увы, не удалось восстановить – они были позже разобраны. Например, созданный в 1817 году Осипом Бове особняк Гагариных на улице Чайковского. Немецкие бомбардировщики нанесли ущерб даже Кремлю: пострадали два исторических здания. 12 августа 1941 года фугасная бомба весом полтонны попала в юго-западное крыло здания Арсенала и разрушила одну из стен. Еще через несколько дней снаряд попал в Большой Кремлевский дворец, пробил крышу, балку на чердаке и упал на пол Георгиевского зала, но, к счастью, он не взорвался. Бомбили Кремль восемь раз, но сами солдаты поговаривали, что какая-то неведомая сила словно защищала это место. Часть бомб (а всего их было сброшено больше полутора сотен) не взорвалась, часть же взорвавшихся либо причинила минимальный ущерб, либо не причинила никакого.

Основные работы по восстановлению кремлевских сооружений выполнили еще до окончания войны. Остальные – в январе 1946 года после выхода постановления Совнаркома СССР «О ремонте башен и стен Московского Кремля». В том же году было проведено благоустройство могил у Кремлевской стены: там появились гранитные бюсты и бронзовые ограды.

28 октября 1941 года 500-килограммовая бомба попала в здание Большого театра. Пройдя между колоннами под фронтоном портика, она пробила фасадную стену и разорвалась в вестибюле. Полностью разрушенными оказались перекрытие портика главного входа, скульптуры в нишах, лепнина, двери, окна, торшеры. Частично была пробита стена главного фасада, повреждены балюстрада и ступени парадных лестниц. Уникальная люстра, сохранившаяся до наших дней, не пострадала. Ее заранее спустили на пол и закрыли щитами. Специалисты говорят, что бомба могла уничтожить здание театра полностью, упади она в центр сооружения. ГАБТ осенью 1941-го был заминирован, в его подвалах находилось три тонны взрывчатки. 

Реставрационные работы начались спустя пару месяцев – в феврале 1942 года. Специалисты восстанавливали живописный плафон зрительного зала осторожно, стараясь не повредить авторский слой росписи, а также уникальную акустическую деку. Бригадой мастеров по лепнине руководил скульптор Георгий Мотовилов, после войны оформлявший павильоны ВДНХ и станции метрополитена. 26 сентября 1943 года Большой театр открыл театральный сезон. Снаружи фасады обновили уже после Парада Победы 1945 года.

Пострадал в годы войны и Театр им. Вахтангова, но куда значительнее, чем Большой. Здание на Арбате было полностью разрушено после попадания бомбы, несколько сотрудников, дежуривших на крыше, погибли. Осколками зацепило соседние дома, по близлежащим дворам разбросало куски декораций и реквизит. Газеты тех лет писали, что идет реконструкция, но на самом деле восстанавливать там было практически нечего. В 1947 году для Театра им. Вахтангова было построено новое здание в стиле неоклассицизма.

Осенью 1941 года было повреждено и здание Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина – бомба пробила ажурный прозрачный купол, спроектированный в начале ХХ века Владимиром Шуховым. Взрыв нанес ущерб экспозиции, часть которой не успели эвакуировать. Даже сегодня в верхней части западного фасада ГМИИ можно увидеть выбоины от осколков.

Впрочем, основные цели бомбардировок – инфраструктура: электростанции, станции метро, железнодорожные узлы. Это смогло бы «парализовать» город. Но советские войска ПВО не позволили нанести крупных разрушений. Серьезно пострадали станция Москва-Товарная и база Наркомата путей сообщений. Эти объекты восстановили в кратчайшие сроки. 

После войны в истории московского строительства начиналась послевоенная глава. В 1947 году было принято постановление о строительстве многоэтажных зданий, которые сегодня называются сталинскими высотками. Город продолжал восстанавливать пострадавшие сооружения, начал возводить новые заводы и жилые массивы. Работы приняли невиданный ранее масштаб.