Мы приходим первыми - Московская перспектива

Мы приходим первыми

Мы приходим первыми
Мы приходим первыми
Оксана Куприна-Усачева об особенностях работы с телекоммуникационными сетями

Под слоем земли, дорогами и тротуарами Москву опутывает сеть капиллярных трубок, внутри которых проходят кабели связи. Каждый раз перед тем, как начать стройку – будь то жилой дом или целая транспортная магистраль, – с участка нужно перенести линии коммуникаций. Как устроен этот сложный процесс, «Московской перспективе» рассказала генеральный директор ООО «ТелекомКапСтрой» Оксана Куприна-Усачева.

Расскажите о самых интересных проектах, которыми вам приходилось заниматься в этой компании.

– Самые интересные проекты – они же и самые крупные. Связаны в первую очередь с крупными городскими проектами — это Северо-Восточная хорда, Юго-Восточная хорда, Южная рокада. И, разумеется, метро. Мы освобождаем строительные площадки от сетей связи. Мы заходим первыми и первыми уходим.

Как это происходит? Насколько трудоемок процесс?

– Процесс длительный и сложный. Сначала проектирование. Москва наполнена сетями, поэтому самый первый вопрос при выходе на новый участок – куда вывести коммуникации. Далее готовится проект, исходя из места, куда «переедет» инфраструктура, где она будет выходить и заходить в действующие сети, как она потом будет подключена к новому строительству. Далее осуществляется само строительство, после которого восстанавливается благоустройство, если оно было на участке. После этого коммуникации сдаются заказчику – это может быть департамент строительства или ЖКХ.

Как устроены сети связи? Это подземные коллекторы?

– Это объекты недвижимости, которые приспосабливают для размещения кабеля связи. Это очень разноплановые сооружения. Часть сетей связи проходит через Москоллектор и метрополитен.

▶ Недавно озвучена новость о появлении цифрового кадастра подземных коммуникаций Москвы.

– Кадастр по большому счету был. Все сети связи так или иначе имеют своего собственника, кому-то принадлежат и состоят на кадастровом учете, имеют всю техническую документацию как любой объект недвижимости.

А как же рассказы диггеров, которые говорят, что карты подземелий Москвы нет ни у кого?

– Это правда. Но именно в сетях связи ориентироваться вполне возможно, потому что все колодцы учтены, в них периодически происходит учет, переучет и инвентаризация. И мы, когда приступаем к работам, в первую очередь выясняем по документам, что там лежит. Собственники сетей дают нам информацию, что это за кабель, где он и почему там находится, на каком основании, какими документами это подтверждается. Каждый кабель имеет бирку. Если бирка отсутствует, мы ищем, чей он. Мы можем двигаться по трассе довольно долго, до десяти колодцев в каждую сторону.

А что сложнее в Москве – сносить коммуникации или строить новые?

– Сложнее выносить коммуникации с участка, потому что это и снос, и новое строительство одновременно. Чтобы снести, надо выяснить, что сносим и как это потом построить. Потому что то, что строится, не однозначно продублирует то, что сносится.

Что входит в капитальное строительство телекоммуникаций?

– И трассы прокладки, и колодцы телефонной канализации, абсолютно все. От момента получения техзадания до документов на регистрацию прав собственности.

Как будут меняться технологии связи в обозримом будущем? Когда мы уйдем от проводов?

– Как пользователь, я была бы рада уходу от проводов, но он ставит под вопрос всю мою деятельность и деятельность компании. Хотя мы понимаем, что провода – вещь не самая надежная в насыщенном сетями городе. «Мосводоканал», «Москоллектор» достаточно часто причиняют ущерб линиям связи, делая ремонт у себя.

А как строится согласование работ? Ведь если просто воткнуть лопату в землю в Москве, можно запросто повредить кабель.

– Совершенно верно. Для этого у нас существует целый отдел подземных сооружений, «Мосгеотрест», который фиксирует, где какие сети расположены. Если где-то произошла авария, выдаются аварийные ордера, которые согласовывают выход на работу в определенном месте и в определенное время для определенной задачи. Но бумага и практика часто имеют погрешность – и трасса возникает там, где по бумагам ее нет.

А сколько времени в общем объеме строительства может занимать перекладка коммуникаций?

– От получения заявки до окончания работ около 12–18 месяцев. Из них 4–6 – проектно- изыскательские работы. Но, разумеется, это зависит от объекта – если он небольшой, хватит нескольких дней, если такой, как 18-километровый участок Северо-Восточной хорды, то это значительно дольше.

Часто ли вы сталкиваетесь с коммуникациями, которые не учтены в кадастре?

– Постоянно!

Так все же описано?

– Описано, но регулярно претерпевает изменения. Например, когда происходит так называемый вынос на вынос. То есть мы приходим туда, где подрядчик еще не завершил работы по выносу коммуникаций, информации об этом нет, и мы либо выносим их второй раз, либо, наоборот, подключаемся к ним как к действующим. В итоге получается столкновение двух подрядчиков, двух проектировщиков – и на объекте это достаточно сложно выглядит. И хочу сказать спасибо нашему небольшому, но очень надежному коллективу, настоящей команде за то, что она с честью преодолевает эти трудности!