Нужно стремиться быть полезным людям - Московская перспектива

Нужно стремиться быть полезным людям

Нужно стремиться быть полезным людям
Нужно стремиться быть полезным людям
Под занавес 2021 года Сергей Собянин вручил государственные награды и награды города Москвы в Белом зале столичной мэрии. За большой вклад в развитие строительной отрасли столицы и активную работу по оказанию благотворительной помощи ветеранам строительных организаций Благодарности мэра удостоился советник президента благотворительного Фонда ветеранов строителей Москвы Андрей Константинович Шрейбер. 12 декабря ему исполнилось 100 лет. Газета «Московская перспектива» с удовольствием рассказывает об этом удивительном человеке, который, не чувствуя возраста, энергичен и полон идей.

Война меняет планы
Андрей Константинович Шрейбер родился в 1921 году в Чите. Еще в школе печатался в самых популярных детских изданиях – газете «Пионерская правда», журнале «Пионер» и мечтал связать свою жизнь с литературой. На Всесоюзном конкурсе детской прозы в 1936 году он занял второе место. Ему вручили грамоту, подписанную любимыми детскими писателями – Самуилом Маршаком и Корнеем Чуковским, а также заграничное чудо – ручку «Паркер» с золотым пером. Как все дети довоенной поры, Андрей любил кино и в старших классах мечтал о ВГИКе, а по окончании школы, выдержав огромный конкурс, поступил на сценарный факультет. Но проучился в институте лишь один курс – началась война. После сдачи весенней сессии мальчишек Института кинематографии вместе с ребятами из «Щуки» и ГИТИСа отправили эшелоном под Смоленск рыть окопы. «Здесь мы трудились месяца полтора, – рассказывает Андрей Константинович. – Молодые, сил хоть отбавляй, работали как остервенелые. Жили в сараях, прежде служивших сеновалами. Помню, всем зверски хотелось есть. Правда, с едой были связаны и курьезные случаи. Иногда к нашему суточному рациону добавляли крохотный кусочек сливочного масла. Как-то привезли ящик с маслом, а дневальный, вместо того чтобы его разделить, умудрился втихаря съесть килограмм! От обжорства чуть не умер. На сборе отряда мы условно приговорили его к расстрелу. Когда же немцы подошли совсем близко к Смоленску и начали высаживать десанты по соседству с нами, поступил приказ вернуть студентов в Москву, поскольку, кроме лопат, обороняться нам было нечем. ВГИК к тому времени эвакуировали в Ташкент, а мне в военкомате дали предписание отправляться в Нижний Тагил на строительство танкового завода».

Школа мастерства
«Первые военные месяцы серьезно изменили мои взгляды на жизнь – в свои девятнадцать я резко повзрослел. На Урале была заложена основа моей производственной деятельности», – вспоминает ветеран-строитель. Дело в том, что на Уральский вагоностроительный завод, расположенный в Нижнем Тагиле, был эвакуирован Харьковский танковый № 183. На уральском предприятии имелись большие свободные площади и развитое металлургическое производство. Юноша участвовал в строительстве новых цехов по выпуску легендарного танка Т-34. За работу его, как и всех, один раз в день кормили в столовой и выдавали сухой паек. Правда, чтобы выполнить норму, трудиться приходилось без выходных по 12, а то и по 15 часов в сутки.

При этом строительство новых цехов и расстановку в нем оборудования осуществляли из расчета выпуска 20–25 танков в сутки. Первые машины были собраны из узлов и деталей, привезенных из Харькова. Пока возводили новые цеха, сборку танков вели под открытым небом. Когда же наступила уральская осень и начал падать первый снег, для сборки пришлось устраивать временные тепляки и шатры. Несмотря на трудности, в октябре 1942 года Уральский вагоностроительный завод достиг наивысших показателей по выпуску машин для фронта, став самым большим танковым заводом страны. «При этом серьезные проблемы возникали с бытом: не хватало жилья, света и тепла. Мне, например, в какой-то степени повезло, я жил в огромных комнатах общежития барачного типа. Вообще, к январю 1942 года вокруг завода планировалось построить жилые домики на несколько тысяч человек. Но возвели в два раза меньше. Дома заменили землянки и бараки – жилье, построенное наспех, было зачастую без отопления и без воды. Поскольку никакой специальности у меня после школы не было, пришлось учиться в процессе работы. Сначала я попал в бригаду каменщиков и первые полгода трудился подсобником. Потом сам стал класть кирпичи.

При особой строительно-монтажной части (ОСМЧ «Уралмонтажстрой»), где я работал, была открыта вечерняя школа мастеров стахановских методов труда. Без отрыва от работы в ней изучали основные принципы технологии и организации строительного производства. Меня направили туда учиться. В ходе учебы назначили мастером, а еще через полгода – исполняющим обязанности прораба», – вспоминает Андрей Шрейбер. Кадры на строительстве были в основном неквалифицированные. Людей, которых не посылали на фронт – так называемых ограниченно годных, – направляли служить в особую строительно-монтажную часть. Большинство из них прежде никакого отношения к стройке не имели. Шрейбер обучал новичков выполнять бетонные и каменные работы. «Это была тяжелая школа, но она не стала для нас ненавистно жестокой к людям, как пытаются рассказать о ней сегодня. Люди по-человечески общались, помогали друг другу», – говорит ветеран.

Студент МИСИ
В 1943 году, когда война была еще в разгаре, государство задумалось о подготовке послевоенной промышленной базы, квалифицированных кадрах. По решению Государственного комитета обороны лиц, имеющих незаконченное высшее образование, стали направлять на учебу в вузы. «Так я стал студентом Московского инженерно-строительного института им. В.В. Куйбышева. Тогда МИСИ вернулся из эвакуации в столицу и получил большое здание на Разгуляе – бывший особняк графа Мусина-Пушкина, ставший еще до революции мужской гимназией. Как специалиста со строительным опытом, меня поставили во главе студенческих бригад, которые ремонтировали здание, приспосабливали его для учебного процесса. Среди студентов были в основном демобилизованные, после госпиталей. Обстановка в институте была чрезвычайно серьезной. К учебе мы относились ответственно. Зимой сидели в шубах в неотапливаемых аудиториях. Лекции нам читали профессора высочайшего уровня: Стрелецкий, Ухов, Золотницкий, Пастернак. Настрой у всех был один: учиться, несмотря ни на какие трудности, в том числе постоянное чувство голода. А недоедали в ту пору не только студенты, но и профессора», – рассказывает Андрей Константинович. День Победы стал для МИСИйцев днем настоящего ликования. «На улице весна, тепло, замечательная погода, и мы молодые и счастливые, а впереди – огромные перспективы! – улыбается Шрейбер.

«Я верил в свои силы»
В 1949 году, после окончания факультета промышленного и гражданского строительства, Андрей Шрейбер стал дипломированным инженером. Работал на строительстве Череповецкого металлургического комбината, где за три года прошел путь от прораба до главного инженера и начальника строительного управления «Жилстрой», осуществлял застройку новых кварталов города. В должности начальника строительного управления «Промстрой-1» руководил возведением промышленных объектов. Талант перспективного молодого человека был замечен, и в 1952 году его назначили начальником управления «Тулпромстрой», где он возглавлял строительство предприятия по производству фитингов, реконструкцию Косогорского и Новотульского металлургических заводов, объектов специального назначения и сельского хозяйства, застройку жилых кварталов в Туле. «Сказать, что было сложно, – полуправда: было очень непросто. Но я верил в свои силы и никому не жаловался. Учился у опытных строителей-практиков, изучал в свободное время и по ночам научную литературу, поскольку в каждой непростой строительной ситуации хотел разобраться досконально», – говорит Андрей Константинович.

В 1959 году он защищает кандидатскую диссертацию. Результаты его исследований используются при возведении Бухтарминской, Братской и Андижанской плотин, в ходе строительства биологической защиты атомного реактора на Билибинской АЭС, а также при изготовлении сборных элементов для жилищного строительства в Москве и Ереване. По результатам их внедрения разработаны практические рекомендации и нормативы, включенные в Строительные нормы и правила (в СНиП «Бетонные и железобетонные конструкции. Специальные правила производства и приемки работ»).

В 1969 году Андрей Шрейбер защищает докторскую диссертацию, а в 1970-м ему присваивают ученое звание профессор. В течение 12 лет – с 1963 по 1975 год – он заведует кафедрой экономики и организации строительства в МИСИ, становится деканом вновь созданного инженерно-экономического факультета. Одновременно осуществляет научное руководство Научно-исследовательским институтом организации и управления в строительстве (НИИОУС). За это время 23 его аспиранта защищают кандидатские диссертации и четыре ученика становятся докторами наук. Шрейбер создает научную школу по организационно-технологическим проблемам строительства.

Профессия-строитель
С 1975 года Андрей Константинович в течение 11 лет трудится на должности заместителя начальника Главного управления по жилищному и гражданскому строительству в городе Москве (Главмосстрой) – в одной из крупнейших строительных организаций в Советском Союзе. Он руководит научно-исследовательскими, проектно-конструкторскими и технологическими подразделениями, входящими в состав Главмосстроя, участвует в ряде исследовательских работ, направленных на совершенствование организационных форм и методов управления московским строительством, внедрение современной техники. Руководит возведением ряда уникальных и экспериментальных объектов, среди которых первая в Москве конькобежная дорожка с искусственным покрытием (неразрезная, на скользящем графитовом слое), возглавляет передвижку дома № 18 на улице Горького, усадьбы XVII века на Люсиновской улице и сценической части МХТ им. А.П. Чехова. Возводит гостиницу «Салют», реконструирует Колонный зал Дома Союзов, занимается застройкой многоэтажными домами одной из центральных площадей столицы – Октябрьской, возводит экспериментальные жилые дома в квартале № 45 Тропарёво и в Новых Черёмушках, участвует в возведении Дома правительства РСФСР (сегодня – Дом правительства Российской Федерации) и других объектов. Руководит строительством ряда уникальных объектов Олимпиады-80. Андрей Константинович координирует строительство жилья в Тынде, Нижневартовске, Ташкенте, отвечает за возведение жилых домов, объектов соцкультбыта и уникальных зданий в городах Улан-Батор и Эрденет в Монгольской народной республике. Консультирует по вопросам создания домостроительных комбинатов специалистов из ГДР, Польши, Венгрии.

Наука и призвание
Андрей Константинович опубликовал 210 научных трудов, в том числе 12 монографий, учебников и учебных пособий. Под его редакцией в 1987 году издан учебник по организации и планированию строительного производства, в 1995-м выпущено научно-справочное издание «Строительное производство: энциклопедия». «Я и сегодня в боевом строю – являюсь профессором кафедры технологии и организации строительного производства НИУ МГСУ, членом общественного совета Фонда ветеранов строителей Москвы. Пишу статьи в научные журналы. Хожу на лыжах, играю в бильярд и вожу автомобиль. Летом 2021 года совершил круиз на теплоходе по старинным русским городам Верхнего Поволжья», – улыбается Андрей Константинович. Его сыновья также стали строителями. Оба окончили МИСИ и работали в Главмосстрое. Старший – Константин Андреевич – доктор технических наук, профессор. Младший – Алексей Андреевич – Почетный строитель Москвы, Заслуженный строитель Российской Федерации.