Потребитель ждет от нас среды нового качества - Московская перспектива

Потребитель ждет от нас среды нового качества

Потребитель ждет от нас среды нового качества
Потребитель ждет от нас среды нового качества Вениамин Голубицкий
ГК «Кортрос» выступает за выработку стандартов для развития крупных территорий

На недавней международной промышленной выставке «Иннопром» президент ГК «Кортрос» Вениамин Голубицкий выступил с заявлением. По его мнению, комплексному освоению территорий мешает отсутствие стандартов, которые должны быть сформулированы в отдельном законе. По оценкам президента ГК «Кортрос», сегодня главная проблема девелоперского бизнеса – а он дает от 10 до 12% валового внутреннего продукта страны – заключается в том, что с точки зрения закона он остается самой неустойчивой сферой. А устойчивость – главная составляющая инвестиционного климата. С этого начался разговор с Вениамином Голубицким, главой компании, динамично реализующей проекты и в Москве, и регионах России.

Вениамин Максович, вы давно и успешно занимаетесь проектами комплексного освоения территорий (КОТ). Зачем нужны стандарты? Почему это важно?

– Сейчас разработкой стандарта КОТ занимается КБ «Стрелка». Но мы давно выступали инициаторами такого подхода, обсуждали его совместно с руководством ДОМ.РФ, были услышаны, а главное, что на этот счет уже существуют поручения высшей российской власти. И это очень хорошо.

Бытует превратное представление, что улучшения в домостроении можно вводить без удорожания стройки. Но это неправда. Да, есть моменты, которые не требуют удорожания. Но в целом любые усовершенствования требуют денег, и платит обычно тот, кто непосредственно ими занимается. До нынешнего времени многое мы делали на свой страх и риск, понимая, что это дает нам конкурентные преимущества. Уверен, что в первую очередь стандарты нужны в сфере энергосбережения, и какие-то минимальные требования должны распространяться на всех участников рынка. Чтобы не получалось так: те, кто внедряет прогрессивные технологии, несут издержки, а все остальные просто игнорируют их. Естественно, внедрение готовой технологии стоит дешевле, чем ее разработка, не каждому девелоперу это по силам. Стандарт и должен опираться на оптимальные готовые решения. А плюс их в том, что они шире, чем отдельный проект. Распространяя их на городскую среду, будет проще выстраивать коммуникации в самых разных средах – информационной, транспортной, энергетической. Причем и с потребителями услуг, и с поставщиками. Когда все играют по одним правилам, число неизвестных в задаче уменьшается, решение ее облегчается.

И наконец, для потребителя важна комфортная среда. Сегодня человек вправе ждать от нас, от города совсем другую среду, нежели ту, что предлагалась в 90-е годы. Наша компания оперирует такими стандартами с 2005 года, кто-то их внедрил позже, кто-то вообще не внедрял. Но когда это происходит повсеместно, то это приводит к более комфортной организации городов.

Это больше затрагивает Москву, города-миллионники или страну в целом?

– Это федеральная задача.

Часто введение стандартов создает жесткие рамки, которые усложняют развитие отрасли. Ваши предложения позволят учитывать конъюнктуру рынка?

– Я считаю, что стандарты должны быть и обязательные, и рекомендательные. И конечно, не должны загонять девелопера в ложе каких-то одинаковых схем. Городская среда может быть разной, но обязательные элементы стандартом должны быть определены – зеленые зоны, велосипедные дорожки, детские городки, системы жизнеобеспечения и социальные объекты.

Ваша заинтересованность заключается в том, что если вы берете на себя по максимуму, то и другие участники рынка должны выполнять какие-то обязательства?

– Ну, максимум – это воля девелопера. Должен быть необходимый минимум. Кроме того – это стандарты умного города. Одна площадка, насыщенная технологиями умного города, не может соседствовать с другими, неразвитыми в этом отношении вообще. Да это и нелогично: дороги, сети – это же всегда общее. Единый стандарт создаст единую кровеносную, информационную систему города. 

Идея умного города – на каких ваших проектах она выразилась максимальным образом?

– Мы внедряем стандарты умного дома, умной квартиры во всех проектах. Вне таких технологий мы уже не работаем. Но максимально – в проекте «Академический». Он станет отдельным районом города с развитой инфраструктурой, дорожной сетью, системой безопасности, регулирования и учета коммунальных услуг – как для гражданина, так и для управляющих компаний. Все это существует и в наших московских проектах Headliner, ILOVE.

Вы говорите об интеграции в городскую среду. Вам всегда это удается?

– Если эта среда развита, то удается. Москва, например, бурно развивается в этом отношении, город готов и подталкивает к взаимодействию. В Екатеринбурге мы находимся в постоянном конструктивном диалоге с администрацией.

Недавно вы высказались по поводу комфортной среды – о том, что она становится конкурентным преимуществом. Как вы получаете обратную связь от жителей, что для них важно?

– Проще всего это проиллюстрировать на примере «Академического». Этот проект мы начинали в 2006 году, рассчитывая на срок 20 лет. Сейчас в этом районе приобретают жилье дети первых покупателей: семьи растут, снова появляются дети, внуки. Это говорит о том, что люди довольны. Если человеку не нравится, если он разочарован, то его родственники уже не придут за новым жильем к нам же. В интернете есть сайт, наши жители там активно общаются. Люди делятся пожеланиями, замечаниями, мы реагируем на это, что-то исправляем, что-то дополняем, что-то учитываем для развития проекта на ближайшие годы. Очень хорошо там выстроена система безопасности. Когда-то в городе Екатеринбурге эта проблема была острой. Мы ее постарались решить, и сейчас уровень правонарушений в этом районе в 11–12 раз ниже, чем в среднем по городу. Тяжких преступлений практически нет. Как мы этого добились? Создана служба безопасности, работает 3500 камер. Человек совершенно спокойно может оставить ребенка на игровой площадке или в позднее время пойти в магазин или аптеку. Ему ничто не угрожает. Не говорю уже о системах коммунального обслуживания. Вся информация поступает к жителю на компьютер, системы обеспечения можно выключать и включать по необходимости.

В Перми в рамках проекта «Гулливер» вы построили две башни с московским названием Headliner. А в центе застройки установили памятник актеру Георгию Буркову, уроженцу этих мест. Идея с памятником прекрасная, тем более что и памятник удачный. А вот продвижение московского бренда в регионы – вам не кажется, что это риск? То, что нравится в Москве, не всегда нравится в провинции.

– Я часто привожу такой пример: если вы приходите за автомобилем известной марки, для вас важно, в каком автосалоне вы ее купите? Нет, конечно. Так и здесь. Бренд обеспечивает качество. Можно приехать в Москву, посмотреть на наши дома Headliner и понять, что в результате предлагается в Перми. Качество будет таким же. Хотя раньше многие компании считали: в Москве мы делаем одно, а для провинциального жителя другое. В нашем проекте важно было показать: бренд компании должен развиваться за счет вот таких тематических продуктов. На проекте Headliner создается клубная среда. Те возможности и сервисы, которые появятся в рамках этого проекта, появятся везде. Так же мы хотим поступить и с проектом ILОVE. Это касается и скидок на товары и услуги. У нас даже электронная рассылка информации для потенциальных жителей Перми и Москвы общая. Приобретя жилье в Перми и став членом клуба, услуги можно получить в Москве – посетив здесь клуб, поучаствовав в премии, которую мы вручаем уже третий год. Сейчас к этому бренду будут «привязаны» марки одежды, а в перспективе появятся новые продукты.

В связи с реформой отрасли, переходом на эскроу-счета все чаще звучат мрачные прогнозы в отношении работы в регионах. Высокой доходности там нет, а вмешательство в процесс банков снизит ее еще больше. Как вы это оцениваете?

– В России апокалиптические настроения существуют из века в век, но страна живет. Так же и с девелоперским рынком. Да, реформа существенно усложнила работу застройщиков, особенно небольших компаний. Раньше можно было строить на средства дольщиков, а теперь надо иметь собственный капитал для старта. Кроме того, надо уметь грамотно работать с банками. Мелким и средним компаниям будет сложно. Крупным легче. Да, к удорожанию жилья это приведет. Но не к краху рынка. Если будет решен вопрос о поэтапном раскрытии эскроу-счетов – а сейчас это краеугольная проблема для отрасли, – то это существенно снизит остроту ситуации. Собственно, такова практика всего мира.

Какие ваши проекты будут развиваться по новой схеме?

– Новые очереди «Академического», Headliner, ILOVE.

Headliner оказался для вас новым в части высотности. До этого небоскребы вы не строили. Чего в этом проекте для вас было больше – драйва или сложностей?

– Драйва, конечно. Я часто слышу эти обсуждения: а нужна ли Москве высотная застройка? Это же вечный спор – по какому пути развиваться городу. И меня всегда удивляет, что находятся люди, которые знают единственно правильное решение. Хотя тут все замешано на личных пристрастиях. Это как одному нравится восхождение на горные вершины, а другому интересен рафтинг. Headliner – это видовой проект. Было бы грешно не воспользоваться видами на «Сити», на Москву-реку… Конечно, небоскребы не должны ухудшать среду на земле. Если их будет слишком много, построить их слишком тесно, то возникнут определенные сложности – с парковками, например. Здесь требуются правильные решения в части обустройства прогулочных пространств, насыщения самих домов объектами инфраструктуры… Среда вообще выходит на первый план. Нам важно создать ее комфортной и не опуститься, держать уровень, который мы создали на своих предыдущих объектах, беспрерывно улучшать ее.

Как вы оцениваете тенденцию, которая уже утвердила себя на Западе, – создание объектов микс-юз? Например, строят филармонию и в этом же здании создают квартирный фонд, отель, объекты торговли... Может быть, это связано с дефицитом территорий? Но, по всей видимости, это может прийти и к нам.

– К нам это придет, если будет востребовано потребителем. Задача не только уловить этот тренд, но и оценить и воспользоваться им. А вот будет ли жить наш человек рядом с филармоническим залом – вопрос. Вряд ли, если оттуда будет греметь музыка и парковка будет малодоступна из-за большого притока посетителей. В «Академическом» мы будем возводить Академию тенниса и Дворец спорта, но вряд ли это имеет смысл объединять с жильем. Это никому не понравится. Да и нет в этом необходимости: у нас там большие площади. Хотя смешанные форматы популярны давно. Когда я учился в МГУ, то практически неделями мог не покидать стен сталинской высотки. Вот пример удачного микса. В том числе и того, как грамотно там были разведены все тематические зоны. А это архитектура и дизайн еще 1950-х годов. Так что ничто не ново в этом мире.