Баня-«трактор» и дом-«самолет». Гид по конструктивизму Королёва - Московская перспектива

Баня-«трактор» и дом-«самолет». Гид по конструктивизму Королёва

Баня-«трактор» и дом-«самолет». Гид по конструктивизму Королёва
Баня-«трактор» и дом-«самолет». Гид по конструктивизму Королёва Дом 5/2 на улице Грабина. Фото: Алексей Синяков
По данным The constructivist project, в первые «пятилетки» в Королёве было построено больше 50 конструктивистских зданий. Часть из них уничтожили девелоперы, большинство сегодня требуют ремонта, а некоторые находятся под угрозой сноса или превратились в строения, которые сложно отличить от торгового центра. Пока снесли еще не все, «Московская перспектива» подготовила большой гид по подмосковной столице конструктивизма с комментариями председателя Королёвского отделения ВООПииК Ольги Мельниковой

photo_2019-10-18_15-18-19.jpgДом-«пароход» на улице Грабина. Фото: Алексей Синяков

Дома на улице Грабина

В 1918 году, когда германская армия приближалась к Петрограду, питерский артиллерийский завод эвакуировали в Подлипки, бывший дачный поселок, а ныне часть Королёва. Недалеко от него, на улице Грабина, для инженеров и рабочих возвели городок. Одно из самых примечательных зданий этого городка — дом 3/1, построенный во второй половине 1930-х архитектором И. Кичаковым.

photo_2019-10-18_15-26-12.jpg

Кичаков проектировал общежитие, которое выполняло не только утилитарную функцию теплого жилья, — своей формой дом намекает на прогулочно-курортный досуг: он напоминает корабль, поэтому прозван местными дом-«пароход». По всему периметру здания тянутся три яруса балконов, которые образуют палубы, в двух местах балконы акцентированы балюстрадами. Прямоугольные окна изначально были легкими и большими, что давало комнатам много дневного света.

В «нулевые» годы здание планировали снести и возвести на его месте многоэтажный жилой дом (общежитие выгодно располагается рядом с железнодорожной станцией). В 2011 году в здании начался капитальный ремонт. Сейчас в нем, как и в 1930-е годы, находится общежитие.

Untitled-11.jpgОльга Мельникова

Ольга Мельникова: Дом-«пароход» отремонтирован, однако на его торце появилась пристройка [кафе] «Кебаб Хаус», которой раньше не было. Окна общежития были палубными — они шли цепью, это нетрудно заметить, если обратить внимание на кирпичную кладку: по ней видно, что окна частично заложены.

photo_2019-10-18_15-19-02.jpg

Еще один примечательный дом — №7 на улице Грабина, который выполнен буквой «п». Изначально в доме проектировались разные квартиры: на большую семью, малосемейных, одинокого человека и так далее. Это можно проследить по форме балконов и окон. Первый этаж здания был выделен под сферу услуг и общественные зоны. Обычно на первых этажах таких домов располагались кружки, красный уголок, шахматные клубы и комнаты для просмотра кино.

photo_2019-10-18_15-30-01.jpg

Рабочий поселок при Орудийном заводе им. Калинина

О тяжелом жилищном положении рабочих орудийного завода, который переехал в Королёв из Петрограда, писала в 1920 году многотиражная газета «Правда». Информация о квартирном вопросе дошла до Владимира Ленина, который подписал решение о массовом строительстве жилья рядом с цехами. Проектировать застройку поручили архитекторам братьям Весниным.

На месте бывших дач Веснины разбили план поселка, от площади которого отходила сетка широких улиц, ее можно проследить и сегодня. Так как орудийный завод носил имя Калинина, в плане поселка появилась буква «к» — ее образуют улицы Ленина, Коминтерна, Кирова и Богомолова.

photo_2019-10-18_15-29-42.jpg

Бывший поселок застроен трех- и четырехэтажными домами. Местами в нем сохранились старые заборы и ограды, вероятно, сталинского времени.

Ольга Мельникова: Многие улицы бывшего поселка перпендикулярны друг другу. По его территории пролегает улица Коминтерна, до войны, фактически, она была главной в городе. По ней проходили демонстрации, на ней назначались свидания. Яблонь и груш от старой дачной застройки не осталось — во время войны их перепилили на дрова. Сейчас на улице находится здание администрации Королёва, раньше это был детский сад, потом банк, а теперь — главное административное здание города.

photo_2019-10-18_15-42-06.jpg

«Директорский дом» и застройка улицы Карла Либкнехта

На улице Карла Либкнехта стоит трехэтажный конструктивистский дом, огороженный оранжевым металлическим палисадом. На его входе висит мемориальная табличка с надписью: «В этом доме с 1946 г. по 1957 г. жил главный конструктор, дважды герой социалистического труда, академик Сергей Павлович Королёв». Именно в этом доме Королёв думал над проектом первого искусственного спутника Земли, в небольшую квартиру на Либкнехта ученый переехал после снятия судимости и года вынужденной работы в Казани.

photo_2019-10-18_15-41-56.jpg

Часть домов сохранили врезки балконов на углах, характерные для жилых зданий эпохи конструктивизма. Многие балконы застеклены.

О.М.: Надо сказать, что конструктивистские дома не предполагают остекления. Ведь этот архитектурный стиль формировал нового человека без «буржуазных заморочек» и склонности к излишествам. Но жизнь не стоит на месте, и я считаю, что такие дома возможно стеклить, но только в единственном случае — когда существует единый проект остекления на весь дом. Притом стеклить можно лишь легкими раздвижными конструкциями, хотя исторически это все равно будет не к месту.

photo_2019-10-18_15-46-06.jpg

Конструктивистские дома на Либкнехта — это потенциальные кандидаты на снос. Их жители часто жалуются на коммунальные условия. Например, им не нравится, что во многих домах не были предусмотрены ванные комнаты, ведь раньше предполагалось, что люди будут мыться в общественных банях.

photo_2019-10-21_09-08-51.jpgБаня-«трактор». Фото: Игорь Гришин

Баня-«трактор»

Самое необычное по форме здание поселка рабочих — общественная баня; сокращенно ее называют КГБ — Королёвская городская баня. Построенная в начале 1930-х архитектором Павлом Клишевым, баня имеет форму гусеничного трактора ЧТЗ. На обновленном здании нетрудно найти гусеницы, моторную часть, прицеп и кабину.

photo_2019-10-21_09-06-58.jpgФото: Игорь Гришин

Увы, постройка покрыта материалами, в которые часто убирают небольшие провинциальные торговые центры (в той же стилистике облицовано историческое здание детского сада на проезде Ударника, где сейчас находится администрация). Баня действует — вход в нее и ее фойе помещены в одной из «гусениц». Внутри сохранилась старая скамейка, возможно, довоенного времени.

photo_2019-10-18_15-49-06.jpg

О.М.: Дом-«трактор», дом-«самолет» и дом-«корабль» — это такая игра с формой и символами времени. Дело в том, что в молодой советской стране шел процесс индустриализации, и технологическая мощь молодого государства всячески подчеркивалась, в том числе посредством архитектуры. Эти формы говорили советским людям о новом мире, новом образе жизни. Тот же трактор — это антитеза старой, отжившей свое время крестьянской сохе. Вообще, стоит сказать, что конструктивизм Королёва уникален — все здания 1930-х до сих сохраняют те же функции, что были в них заложены: в бане находятся баня, в фабрике-кухне — магазины и общепит, в магазине — универмаг.

photo_2019-10-18_15-58-17.jpg

Фабрика-кухня

Здание общепита на улице Ленина, несмотря на некоторую перестройку, сохранило палубные окна и вертикальное остекление на участках входных групп. Дом несколько раз перекрашивался: он был и желтым, и розовым, а сейчас имеет светло-бежевый цвет. Часть окон покрыта решетками, большинство помещений занимают магазины. Фабрика-кухня не имеет охранного статуса. Предположительно, дом был построен при участии архитектора Павла Клишева в 1931 году.

О.М.: Фабрики-кухни строились для того, чтобы люди не думали о своих бытовых проблемах — приготовлении еды и мытье посуды, — а могли бы максимально отдаваться труду, строительству «нового мира». Вся их жизнь должна была протекать в общественном пространстве, на виду. По этой причине во многих квартирах того времени были крохотные кухни. Предполагалось, что люди будут есть либо в здании фабрик, либо покупать что-то готовое в магазине, а в крайнем случае — разогревать что-то на небольшой плите. Примечательно, что в той части, где спроектирован ресторан, ученые и военные отмечали запуски первых орбитальных спутников. Эту фабрику-кухню ВООПИиК заявлял как архитектурный памятник. Однако чиновники отказались ставить здание под охрану — нам заявили, что дому не положен охранный статус, так как он перестроен. Хотя при реставрации первоначальный проект можно возродить.

photo_2019-10-18_16-18-38.jpg

Болшевская трудовая коммуна

В 1924 году по приказу ОГПУ в Королёве создали трудовую коммуну для перевоспитания малолетних преступников. Однако карательной системы советского правосудия, о которой много написано в учебниках истории, здесь не было — трудовая коммуна должна была не угнетать правонарушителей условиями жизни, а делать из них «новых людей». Бывшим беспризорникам и осужденным здесь давали образование, учили труду и приучали к спорту. В коммуне не было заборов и колючей проволоки. Болшевской коммуне посвящен первый советский звуковой фильм «Путевка в жизнь» Николая Экка. На территории коммуны сохранились старый усадебный пруд, существовавший еще в Екатеринское время, а также здания, над которыми работали архитекторы Аркадий Лангман и Лазарь Чериковер — вдохновитель советских хрущевок. Автором планировки коммуны мог стать и Николай Ладовский, он предлагал построить здесь небоскребы и аэродром, однако его проект остался на бумаге.

photo_2019-10-18_16-18-57.jpg

О.М.: Рядом с тем местом, где стоит сейчас церковь [Богородицерождественский храм — прим. «МП»], располагался хозяйственный двор коммуны, оставшийся еще от усадьбы Крафта. При изучении архивных записей на одном из хозяйственных отсеков была найдена надпись «верблюд» [вполне вероятно, там разводили животных — прим. «МП]

Проект поселка рисовался с аэроплана — архитекторы составляли его, осматривая с воздуха. Поэтому интересна сама планировка поселка — в нем были четко разделенные производственная зона, общественно-деловая, включающая Дом Стройбюро, техникум, стадион, универмаг, а через дорогу находилась жилая зона.

photo_2019-10-18_16-22-45.jpg

Торговый центр «Коммунар»

Это еще одно строение Аркадия Лангмана и Лазаря Чериковера. Дом имеет палубу со сплошным остеклением и окна-иллюминаторы на торцевой части. После открытия в 1930 году «Кооператив для коммунаров» стал самым крупным сооружением Подмосковья с торговой функцией. В доме сохранились расходящаяся центральная лестница с эластичной формой перилл, которые могут быть ровесниками универмага, а на одной из площадок второго этажа осталась историческая метлахская плитка.

photo_2019-10-18_16-30-32.jpg

Дом является выявленным памятников культурного наследия. Большинство дверей в нем заменены на пластиковые, хотя первоначально входная группа была металлическая.

photo_2019-10-18_16-26-18.jpg

О.М.: Новая владелица здания с большим уважением отнеслась к памятнику, по возможности сохраняя его первоначальный вид. Раньше фасад торгового центра был бездумно завешен рекламой и вывесками. Теперь на здании висит табличка торговый центр «Пионер». Рассматривалось также название «Коммунар». Однако владельцы решили избежать неприятных коннотаций — по их словам, коммунары «плохо кончили». Жители до сих пор называют здание его историческим именем — «38 магазин».

575182_546825755371425_2060572263_n.jpgДом Стройбюро. Фото из книги «Болщевцы» 1936 года

Дом Стройбюро

Напротив стадиона «Металлист», на изгибе улицы Орджоникидзе, стоит зеленый забор. Раньше на этом месте находился дом Стройбюро в Болшеве, ставший прообразом здание Государственной думы в Москве, на Охотном ряду.

Во времена существования коммуны внутри дома действовал клуб, стены которого были расписаны художником Василием Масловым, работы живописца позже были признаны шедеврами авангарда. Во время войны большое помещение клуба разгородили на комнаты, и росписи оказались в разных помещениях, их заклеили обоями. Одна настенная роспись, обнаруженная в 2013 году, сохранилась — после реставрации она находится в городском музее.

photo_2019-10-18_16-06-15.jpgМесто, где стоял Дом Стройбюро. Фото: Алексей Синяков

Несколько лет назад часть жителей дома требовала переселения, а девелопер планировал возвести на его месте многоэтажное жилье. Когда за дом вступились специалисты, то он получил защитный статус. Однако памятник все равно снесли в два приема — оба раза в выходной день, ночью, за несколько часов. Сейчас за забором — руины снесенного здания.

О.М.: К сожалению, территория до сих пор закреплена за застройщиком, который сносил здание в первый раз, — в 2013 году, несмотря на обещания королевской городской администрации оформить все бумаги и передать инвестору для восстановления. Такой договор был подписан в 2014 году, когда у здания еще были 3 фасада и все лестничные пролеты. Но второй снос в 2015 году оставил от здания стены одного-полутора этажей. И сейчас его практически нужно отстраивать заново. У Дома Стройбюро интересная архитектура, он неразрывно связан с историей страны, и его необходимо восстановить.

1_lcoomBmSKerqVeHzlLMlrxrVWMk=_74916_af5edf61_orig.jpgДом-«самолет». Фото: Королевское отделение ВООПИиК

Дом-«самолет»

Здание на улице Дзержинского проектировалось под техникум. Дом имеет два крыла, которые хорошо заметны, если обойти его вокруг, или на фотографиях с воздуха. Однако одно из крыльев дома вытянуто — его достроили для увеличения площади образовательного учреждения. В восточной части «самолета» сохранилось «оперение», которое оформляет крышу.

О.М.: Здесь мы имеем дело с нечто большим, чем дом-«трактор» [форму которого имеет королёвская баня]. Самолет в данном случае — это еще определенный символ. Ведь и детский сад коммуны имеет тоже форму самолета, вернее — легкой авиетки. «За знаниями — на самолете», — такой лозунг хорошо укладывается в идеологию того времени, воплощенную в конструктивизме.

photo_2019-10-21_13-46-28.jpgДом творчества кинематографистов. Фото: Игорь Гришин

Дом творчества кинематографистов в Болшево

Здание строилось в 1934 году, на излете конструктивизма, поэтому архитекторы относят его к сталинскому ампиру. Однако дом имеет явную черту «досталинского» стиля, это большие вертикальные окна: в свое время их пытался скрыть мультипликатор Зенон Комиссаренко. В 1970-х он закрыл их супрематическими фигурами на морские темы: кругами, квадратами и треугольниками. Но позже конструктивистские элементы вернули.

photo_2019-10-21_13-46-16.jpgФото: Игорь Гришин

Дом строился на берегу реки Клязьмы для труда и отдыха советских кинметографистов. В нем создавались фильмы «Мимино», «Я шагаю по Москве» и другие знаковые советские картины. Здесь отдыхал Высоцкий, и вообще весь цвет советского кино. Само здание сейчас принадлежит Российскому союзу кинематографистов, однако территория вокруг него была продана. Градозащитники предполагают, что его могут снести, чтобы застроить территорию коммерческим жильем. Концепция застройки руководством Союза кинематографистов обсуждается уже несколько лет, вопрос стоит только в плотности и количестве квадратных метров, говорят они.

Ольга Мельникова: Фактически советскую киноиндустрию создавал руководитель комитета по кинематографии Борис Шумяцкий. В свое время он озаботился всеми вопросами, начиная от производства пленок и проекторов и заканчивая плановым созданием кинокартин. В частности, отрасли были нужны качественные сценарии, а к их созданию должна была располагать соответствующая обстановка. Так в Болшево появилась своя творческая лаборатория, в которую могли приехать сценаристы работать над текстами.

photo_2019-10-21_13-46-39.jpgФото: Игорь Гришин

Сейчас мы пытаемся отстоять здание. Но нам достаточно сложно. Получение архивных снимков и информации, написание заявок и экспертиз требует времени и денег. Хорошо, что нам помогают неравнодушные люди. К сожалению, чиновники и застройщики, работающие в тесном контакте, как правило, не слышат градозащитников. Мы говорим, что надо сохранять нашу историю, памятники Королёва, а нам говорят — что мы работаем на Госдеп. Смешно. До слез.