Пылающая легенда - Московская перспектива

Пылающая легенда

Пылающая легенда
Пылающая легенда
Собор Парижской Богоматери до и после пожара

Президент Владимир Путин выразил сочувствие президенту Франции Эммануэлю Макрону и всему французскому народу в связи с пожаром в соборе Парижской Богоматери. «Нотр-Дам – исторический символ Франции, бесценное сокровище европейской и мировой культуры, одна из важнейших христианских святынь. Беда, произошедшая в Париже, откликнулась болью в сердцах россиян», – подчеркнул глава российского государства.

Путин выразил надежду, что великий собор удастся восстановить, и предложил отправить во Францию лучших российских специалистов, имеющих богатый опыт реставрации памятников мирового культурного наследия, в том числе – произведений средневекового зодчества.

Такие фотографии есть у каждого, кто бывал в Париже, но я всегда относилась к ним как к фото просто для галочки – ты здесь был. Даже друзьям их не показывала. И вдруг в один день они стали историческими.

Когда я видела, как горит и кренится шпиль Нотр-Дама, обрушивается крыша и собор, весь объятый пламенем, стоит, словно обнаженный и совершенно беззащитный, – сердце мое сжималось, будто перед глазами не каменное сооружение, а живое существо.

Дело рук гаргулий

Самым преданным певцом и защитником Нотр-Дама стал великий французский писатель Виктор Гюго, которому своим романом «Нотр-Дам де Пари» удалось спасти собор от французских революционеров, настроенных его разрушить: «...вряд ли в истории архитектуры найдется страница прекраснее той, какою является фасад этого собора… Все … гармонические части великолепного целого … это как бы огромная каменная симфония; колоссальное творение и человека и народа, единое и сложное, подобно Илиаде и Романсеро, которым оно родственно; чудесный итог соединения всех сил целой эпохи, где из каждого камня брызжет принимающая сотни форм фантазия рабочего, направляемая гением художника; словом, это творение рук человеческих могуче и преизобильно, подобно творению бога, у которого оно как будто заимствовало двойственный его характер: разнообразие и вечность».

Мистический образ собора Парижской Богоматери стал мировым символом таинственного готического периода. Это были темные времена для Европы. Магия переплеталась с истовой верой, создавая причудливые памятники архитектуры, которые несли в себе глубокий смысл, скрытый от посторонних глаз. Инквизиторы, короли, алхимики ушли в прошлое. А химеры и гаргульи на карнизах собора остались молчаливыми свидетелями удивительных событий, которые происходили в этом городе.

Легенды гласят, что при изображении гаргулий скульпторам Нотр-Дама была дана полная свобода творчества, и один мастер настолько не любил свою тещу, что даже запечатлел ее в виде гаргульи. Многие химеры Нотр-Дама имеют собственные имена. Самую известную из них зовут Стрикс. По преданию это странное задумчивое существо только выглядит каменным, а по ночам расправляет крылья и парит вокруг собора. Парижане до сих пор верят, что Стрикс может похитить оставленного без присмотра младенца, поэтому мамы с детьми в окрестностях Нотр-Дама стараются быть настороже.

Издавна ходили и предания о том, что в каменных узорах и орнаментах этого здания скрыт рецепт философского камня. В позднем Средневековье Нотр-Дам действительно являлся местом алхимических сборищ. Ведь его архитектуру традиционно соотносили с герметикой, каждый ее элемент – с тем или иным оккультным символом. Именно оккультным, а не религиозным.

Но «каменные шифры» – не единственная тайна Нотр-Дам-де-Пари. Перед входной решеткой в брусчатку вмонтирована круглая бронзовая дощечка с надписью «нулевой километр». Отсюда исчисляются расстояния до любой точки Франции. Но некоторые историки уверяют, что это точка, с которой начинал строиться город. И говорят, именно здесь расположен сакральный центр Парижа.

Высотой 35 метров и длиной 140 метров, этот храм вмещал когда-то все население Парижа – 9000 прихожан, таковым оно было в XII веке. Три яруса сооружения позволяли разместить на службе всю паству.

Много веков назад на этом самом месте древние римляне возвели языческий храм Юпитера, а много лет спустя на его месте началось строительство Нотр-Дама. И до сих пор в соборе имелся проход, ведущий в галерею, состоящую из каменных барельефов, которые изображают античных богов. Под ними текст, написанный на латыни. Именно они в свое время украшали храм Юпитера, а после стали основой для фундамента.

Здесь ощущалась странная аура, которая одновременно манила и пугала. Клирики долго спорили о том, стоит ли строить собор именно в этом месте. Святой Бернар призывал папу Александра III отказаться от этой идеи, но понтифик был непреклонен. Он собственноручно заложил первый камень в фундамент будущего шедевра архитектуры в 1163 году и освятил главный алтарь. «Отцами» Нотр-Дама считаются два талантливых архитектора – Жан де Шель, который занимался наружной отделкой в период с 1250 по 1265 год, и легендарный Пьер де Монтрей, сформулировавший основные постулаты готического стиля.

«Авось» по-французски

Примечательно, что немногим ранее – 17 марта 2019 года – в Париже загорелась древняя церковь Сен-Сюльпис, расположенная в центре французской столицы. Огонь практически полностью охватил двери храма, но, к счастью, его удалось довольно быстро потушить, и никто из прихожан не пострадал. Местная пресса посчитала, что без криминала в этом случае не обошлось. В поджоге собора Парижской Богоматери тоже многие усматривают преступный замысел.

Эксперт по выживанию, аттестованный спасатель МЧС Эдуард Халилов считает, что если рассматривать произошедшее как некую «специальную акцию», то такой пожар – это идеальная диверсия. Вместе с тем он отметил, что не только русские полагаются на авось, для французов это тоже характерно, поэтому и у них в торговых центрах, музеях и на других объектах периодически нарушается техника безопасности, что приводит к пожарам.

Фактически власти и спецслужбы во Франции не готовы на 100% к таким трагедиям, потому что они также надеются, что все будет хорошо. Так насколько эффективны были действия пожарных, можно ли было потушить собор быстрее? Исполнительный директор группы компаний «Пожарный центр», бывший спасатель МЧС и сотрудник Красного Креста Александр Старостин отметил, что с таким высоким сооружением с очень сложной архитектурой это не так просто. Для старинного здания, являющегося объектом Всемирного культурного наследия, неприменимы многие технологии, которые годятся для современных построек. «Если наблюдавшие этот пожар со стороны не видели там большого количества подъемных механизмов, кавалькады вертолетов и так далее, это не значит, что работы не велись», – отметил специалист.

В первые часы много говорилось о том, что необходимо тушить собор с воздуха, сбрасывая на него воду с помощью пожарной авиации. Но спецслужбы сразу заявили, что такой способ может ускорить дальнейшее обрушение здания. «Помимо динамического удара, – говорит Александр Старостин, – то есть обрушения тонн воды на исторический памятник, сразу же выделяется большое количество пара, происходит резкий перепад температуры, и, соответственно, здание получает дополнительные повреждения. К тому же пришлось бы выводить личный состав из зоны тушения пожара, иначе их жизнь подверглась бы серьезному риску. А это потеря драгоценного времени».

Бывший заместитель начальника ГКУ «Пожарно-спасательный центр города Москвы» Владимир Шашин отметил: «Когда горит храм, пожару присваивается повышенная категория сложности. Это связано и с возможным большим скоплением людей, и наличием больших материальных ценностей. К тому же, в храмах, как правило, достаточно сложная планировка».

В министерстве внутренних дел Франции заявили, что для борьбы с пожаром в соборе Парижской Богоматери были мобилизованы 400 человек. Отдал должное своим подчиненным и начальник столичных пожарных Жан-Клод Галле. По его словам, именно их невероятные усилия предотвратили распространение огня на колокольню северной башни. В частности, для борьбы с открытым пламенем использовался специальный подъемный кран, с которого производилось тушение огня.

Тем не менее после первых часов пожара казалось, что здание разрушено полностью – настолько масштабным выглядело возгорание. Еще больший эффект дало обрушение шпиля и крыши. Однако внутри собора все оказалось не настолько трагично. Основные ценности были спасены, а главное – терновый венец Христа, который там хранился.

И все же собор Парижской Богоматери уже никогда не будет прежним. Безусловно, его восстановят, однако на это уйдут годы и огромные деньги, возможно, он даже станет лучше, но это уже будет новодел.

Когда уничтожается одно из основных творений не только Франции, но и Европы, и ее традиционных ценностей, то очевидно, что в мире происходят необратимые перемены. Меняется не только содержание человеческого духа, но и что-то в самом воздухе. Возможно, восстановление собора всем миром сможет стать началом и символом возрождения былого величия Европы.

Любопытные факты

На крыше Нотр-Дам-де-Пари одно время жили пчелы. Их развели специально ради меда, который они собирали с балконов и подоконников парижан. Это было не новаторство, а поддержка популярного в Париже тренда городского пчеловодства.

В Средние века Нотр-Дам-де-Пари был Библией для не умеющих читать – вся история христианства – от грехопадения до Страшного суда – наглядно расписана в многочисленных скульптурах, украшающих здание. Эзотерики считают, что здесь зашифрован код оккультных учений. Виктор Гюго назвал собор Парижской Богоматери «наиболее удовлетворительным кратким справочником оккультизма».

Необъяснимые вещи начались еще во время строительства храма. Кузнецу Бискорне поручили выковать самые красивые фигурные ворота для парижского собора. А кузнец разволновался, что не сможет, и призвал на помощь дьявола. На следующий день служитель Нотр-Дама пришел посмотреть эскизы будущих ворот и застал кузнеца без чувств, а перед собой он увидел ворота с ажурными узорами невиданной красоты. Ворота установили и долго не могли открыть. Замки поддались только после окропления святой водой. Парижский историк Анри Соваль, исследовавший в 1724 году происхождение узоров на воротах, которые не похожи ни на кованые, ни на литые, сказал: «Бискорне унес эту тайну с собой, так и не раскрыв ее, то ли опасаясь, что секрет изготовления будет украден, то ли боясь разоблачения, ведь никто не видел, как он ковал ворота Нотр-Дам-де-Пари».

В соборе нет ни одной стены. Все пространство занимают столбы, соединенные арками. В проемах арок – витражи. В средний неф собора (он самый больший из пяти) можно с легкостью поместить двенадцатиэтажный дом. Два центральных нефа пересекают друг друга, напоминая крест, на котором был распят Иисус Христос. И когда тушили пожар, сверху изображения горящего собора выглядели как крест.