Взаимодействие vs изоляционизм - Московская перспектива

Взаимодействие vs изоляционизм

Взаимодействие vs изоляционизм
Взаимодействие vs изоляционизм
«Путь устойчивости» – так сформулирован манифест XXVII Международной выставки АРХ Москва-2022, важнейшего события для архитектурной и градостроительной сферы столицы и страны. «МП» обратилась за комментарием к главному архитектору Москвы Сергею Кузнецову.

Как вы считаете, насколько устойчивой и в какой точке развития оказалась сегодня архитектура как часть российской экономики?
– Устойчивость – комплексное понятие, оно включает и вопросы возобновляемости ресурсов, воздействия производств на внешнюю среду, и снижения углеродного следа, и многое другое. Тема, которая много лет владеет умами людей, занимающихся урбанистикой и экологией, связана с глобальной проблемой изменения климата, стремлением сохранить природные ресурсы.
Я считаю, что к этому ряду тем можно отнести и тему строительства из дерева. Для России это очень важно и интересно потому, что у нас огромное количество леса и богатейшие возможности использования древесины, а также потому, что для нашей страны это исторический материал. В России столетиями строили из дерева. Доля каменных домов превысила деревянные относительно недавно, наверное, только в начале ХХ века. По меркам развития городов это произошло буквально «вчера». Этот материал стопроцентно попадает в тренды устойчивости: при грамотном использовании древесину можно растить заново, не нанося ущерб природе. Как строительный материал, она обладает множеством плюсов, будучи легкой в обработке и легкой по массе. Для ее транспортировки не требуется сложная логистика. Но процесс развития такого строительства сдерживают нормативы. Сейчас это очень важный вопрос. В целом, когда мы говорим о том, что строительная отрасль нуждается в локализации с точки зрения независимости и самостоятельности, важно понимать, что максимальное использование своих ресурсов и потенциала – это и есть основа устойчивости отрасли в целом.

Новые условия, в которых мы оказались, могут скорректировать вектор развития строительной отрасли и архитектуры как важной ее части?
– Любая отрасль зависит от состояния экономики в целом. Когда есть экономический рост, строится жилье, потребитель покупает предлагаемый ему продукт. Когда нет стройки, нет и архитектуры. Сейчас мы наблюдаем отток специалистов, в основном зарубежных, но у нас есть свои специалисты, к счастью, их достаточно. Так что ничего катастрофического не происходит. Возникла проблема импортозависимости. Но и это нельзя считать искажением, дефектом развития нашей экономики. Нельзя заниматься изоляционизмом. Наглядный пример – Северная Корея, где все производят сами. И мы видим, как выглядит эта экономика. Я всегда за сотрудничество. Искать способы взаимодействия обязательно нужно. В целом же я убежден, что развитие будет происходить и дальше, пути и способы производства того, что нам необходимо, будут найдены.

В последние годы вы приложили максимум усилий, чтобы поддерживался и развивался архитектурный диалог между Россией и другими странами. Уход западных компаний – насколько это критично? Как к этому относиться – как к временному явлению или как к выбору большей самостоятельности?
– Если видеть развитие города как центра современной архитектуры – модной, крутой, классной, то, конечно, это возможно при сотрудничестве с лучшими. Как в спорте, как в культуре. Если у какого-то музея есть амбиции мирового уровня, то он должен представлять соответствующие образцы. Если это мировые спортивные соревнования, то в них должны участвовать звезды со всего мира. Все мировые центры, даже имеющие свои очень крутые архитектурные школы (сюда можно отнести Японию, Англию, Китай), строят с привлечением международных звезд. Это важно, потому что своя школа растет на конкуренции с другими. В краткосрочной перспективе уход с рынка каких-то компаний ни на что не влияет. В долгосрочной перспективе, конечно, влияет, потому что престижность рынка важна. И желание людей работать на нем строится именно на этом. То, что сейчас мы объявляем конкурс на строительство метро, в котором раньше участвовало много иностранцев, а сейчас нет никого даже из так называемого дружественного нам лагеря, воспринимается как бойкот. Выход и успех проектов Москвы на международном уровне во многом объясняется активным взаимодействием с международными компаниями. Это происходило благодаря Урбанфоруму и международным конкурсам, в которых принимали участие эксперты мирового уровня в качестве участников и в жюри. Утрата этих элементов сотрудничества, конечно, негативна для отрасли. Нашим специалистам все эти годы ведь тоже было интересно работать с масштабными проектами, не быть изолированными от внешнего мира, как это происходило в период СССР.

То, что в последние годы московские проекты попали в число победителей международных конкурсов, говорит о том, что наша школа очень окрепла в профессиональном смысле.
– Конечно. Например, Дворец гимнастики в «Лужниках» попал на обложку Archicad-23 компании Graphisoft, а это является следствием взаимодействия с производителем самого передового софта для проектирования. Если не взаимодействовать с такими компаниями, то развития не будет. И в то же время это гигантская реклама нашей строительной отрасли и подтверждение того, что она использует возможности производителя мирового строительного софта. Когда сотрудник зарубежной компании загружает компьютер и видит изображение объекта в России, поверьте, это является очень мощной рекламой не только самого объекта, но и свидетельством того, что Москва работает на топовом технологическом уровне. Это посылает сигналы, что в Москве круто, мощно, что здесь многому можно научиться и продвинуться в плане карьеры, успеха. Вообще, взаимодействие – это сильная сторона человечества. И сейчас никто не радуется изоляции. В том числе и те, кто покидает Россию. Я со многими общаюсь, ни разу не сталкиваясь с тем, чтобы кто-то был удовлетворен своим уходом из проекта. Все происходит вынужденно. Пока нет других возможностей, но надо, чтобы они появились.