Конструкторы науки

Конструкторы науки

Конструкторы науки
Конструкторы науки
В пространстве Анфилады главного здания музея в пяти тематических разделах представлено более 250 предметов из фондов музея, частных коллекций, архивов наследников архитекторов. Это гимн эпохе, когда физики спорили с лириками. Судя по экспозиции, преимущество часто было на стороне тех, кто отлично разбирается в точных науках. В центре внимания проекта – важный для советской науки период интенсивного развития, начавшийся в середине 1950-х годов.

У взлета популярности науки среди шестидесятников вполне прагматические причины. В 1959 году на партийном съезде Хрущев провозгласил полную победу социализма, заявив, что советское экономическое развитие достигло такого высокого уровня, что теперь готово к полномасштабному строительству коммунизма. Руководитель страны считал, что наука сыграет основополагающую роль в решении экономических и социальных проблем, что в итоге обеспечит экономическое превосходство СССР в обостряющейся холодной войне. Обещание Хрущева вдохнуть новую жизнь в социализм посредством науки вызвало восторженную реакцию среди первого поколения советских ученых. В конце 1950-х – начале1960-х годов сотни тысяч советских граждан пополняли ряды научной интеллигенции, конкурс в технические вузы был невероятным. Ученые стали героями своего времени: про них снимали фильмы, слагали песни, писали монументальные полотна.

Одной из таких работ и открывается экспозиция – на входе зритель видит яркую, выполненную в сочных тонах картину «Физики». «Моей отчетной работой стала большая картина «Физики», еще несколько работ тоже были связаны с наукой. Тогда это была модная тема, вышел фильм «Девять дней одного года», молодые ученые открывали мир!» – рассказал организаторам выставки автор картины Александр Дубовик. В галерее много произведений на схожие темы – «Теоретики», «Кибернетики», «Молодые ученые», есть и фотоработы. Например, в подборку включен символ-снимок «Поединок», изображающий ученого на фоне исписанной доски. Эта работа Всеволода Тарасевича стала призером конкурса World Press Photo в 1963 году. Кстати, многие посетители выставки в героях фоторабот видят Шурика из несравненной комедии «Иван Васильевич меняет профессию». Настолько талантлив был режиссер Леонид Гайдай, что угадал с образом ученого. Но, безусловно, гимнами профессии стали картины «Девять дней одного года» (1962) и «Иду на грозу» (1965). Им тоже уделено внимание в этой части экспозиции.

МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ
Научный прогресс влиял и на архитектуру, но параллельно с этим в стране шла борьба с архитектурными излишествами. Во втором зале экспозиции показано, как достигался компромисс. Например, в Москве это эскиз декоративного панно «Космос», «Полет в стратосферу», «Авиация» для Дворца пионеров и школьников на Воробьевых горах. Автором эскиза стал ученик Александра Дайнеки, выпускник отделения монументальной живописи Строгановского училища Алексей Губарев. А в провинции торцы безликих хрущевок украшают прообразами современных муралов. Тогда это были мозаичные панно. Например, на выставке можно увидеть эскиз монументальной росписи торца жилого дома «Человек и космос», выполненной Иваном Литовченко и Владимиром Прядко. Безусловно, в этом разделе невозможно обойти вниманием и первого космонавта Юрия Гагарина. Ему посвящена часть экспозиции второго зала. Например, фото встречи Юрия Алексеевича с коллективом первой в мире атомной электростанции в Обнинске и макет памятника Ю.А. Гагарину, установленного на площади Гагарина в Москве.

СВОЙ ЛИЧНЫЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ИНСТИТУТ
Отдельный зал посвящен истории проектирования НИИ. Вполне обоснованно считалось, что от качества этих зданий зависит эффективность работы научных учреждений. Но НИИ – это не просто помещения, это прежде всего инженерные сооружения. Такое понимание сложилось еще во второй половине 1930-х, когда главный архитектор Академии наук СССР А.В. Щусев занимался подбором кадров для вновь создаваемой проектной конторы – «Академпроекта». Щусев специально призывал именно инженеров помогать проектировать здания науки, чтобы совместно создавать пространства, пригодные для эффективной эксплуатации. В итоге в 1953 году вместо задуманного в 1930-х «Академпроекта» был создан Всесоюзный проектный и научно-исследовательский институт по проектированию научно-исследовательских институтов, лабораторий и научных центров – ГИПРОНИИ АН СССР. Этот институт входил в систему АН СССР и имел «относительно элитарное положение в ряду отраслевых архитектурно-проектных организаций». К 1960-м годам ГИПРОНИИ стал задавать тренды проектирования зданий научно-исследовательских институтов. На музейной выставке представлены проекты как типовых НИИ, так и созданных и по индивидуальным расчетам.

ПАРК НАУКИ
Якорная экспозиция посвящена строительству главного здания Академии наук. Первый период поисков идей пришелся на вторую половину 1930-х, когда после принятия в апреле 1934 года решения о переводе АН СССР из Ленинграда в Москву остро встал вопрос размещения академии. Полноценной реализации этой идеи тогда помешала война. Вопрос строительства нового главного здания Академии наук вновь возник уже в середине 1960-х годов. В 1967 году под строительство был выбран участок на берегу Москвы-реки над Андреевским монастырем. В 1968 году на Всесоюзном открытом конкурсе было представлено примерно 80 проектов. Лучшими признали работу ГИПРОНИИ. Кстати, тогда впервые предприняли попытку интеграции городской ткани в пространство академии. Обсуждалась возможность обустройства парка науки – места для прогулок. Что-то подобное сейчас реализуют при строительстве нового кластера Бауманки. Подробно познакомится с деталями масштабного проекта, реализация которого растянулась более чем на полвека, можно в центральном зале экспозиции. Выставка будет работать до 15 сентября.