Дом как бренд - Московская перспектива

Дом как бренд

Дом как бренд
Дом как бренд
В ГК «КОРТРОС» считают, что только качественный объект может быть востребован

В последний год известный застройщик нарастил объемы строительства в Москве в три раза, и сейчас в столице силами «КОРТРОСа» возводится 500 тыс. кв. метров недвижимости. Несмотря на количественный рост, в компании развивают идеи, связанные с подачей «продукта», «умного дома». Об этом мы беседуем с президентом ГК «КОРТРОС» Вениамином Голубицким.

– Вениамин Максович, объемы вашего строительства в одном только Большом Сити составляют 400 тыс. кв. метров. Как это соотносится с вашей идеей КОТ – комплексного освоения территорий? И что было наиболее сложным в развитии проекта Headliner?

– Сейчас мы заканчиваем первую очередь проекта Headliner, который появится на территории бывшего мелькомбината, ставшего частью Большого Сити. Это комплексная застройка, в рамках которой помимо жилья появятся школы, детские сады, пешеходные зоны, коммерческая недвижимость. Идея, которую мы вкладывали в понятие КОТ, в Москве была дополнена намерением создать бренд. Название Headliner отражает суть той аудитории, которой адресован наш проект. Это люди примерно одного уровня доходов, они современные и амбициозные. Если центр Сити – это элитное жилье для богатых людей, то наш проект может быть интересен менеджменту, который там работает. Локация максимально удобная: на метро одна остановка до Сити. Проект включает даже клубную жизнь, ведь грех было не воспользоваться особенностью этой аудитории и не предложить ей возможность общения.

– Получается, что новизна проекта и в объемах, и в высотности, и в идее формирования бренда. Что в таком случае сложнее – реализовать проект небоскребов или элитного жилья в Серебряном Бору?

– Все зависит от задачи. Мы стараемся относиться к каждому проекту как к уникальному. Если максимально учитывать запросы потребителя и средовые характеристики, то от этого зависят и фасадные решения, и планировки, и решения «умного дома». Взаимодействие с хорошими архитекторами – как зарубежными, так и российскими – нам в этом помогает. 

– Когда вы вырабатываете стратегию в отношении целевой аудитории, например, это семья или молодежь, вы в дальнейшем убеждаетесь в верности поставленной задачи?

– Что касается Headliner, то сейчас это самый продаваемый объект в ЦАО. И здесь, конечно, сыграла роль идеология. Создавая бренд, мы же не просто повесили вывеску на наш объект. Мы разработали систему взаимоподдерживающих факторов – премию, клуб, сувенирную продукцию. Премия «Headliner года» (ежегодная всероссийская награда, учрежденная в 2017 году. Ее цель – выделить и поддержать идейных лидеров, вносящих весомый вклад в развитие культуры, науки, бизнеса и общественной жизни. – Прим. ред.) интересна молодым и амбициозным людям, причем отбор претендентов происходит за счет интернет-голосования с участием 30 млн человек! Мы собираемся развивать эту идею. Под этой же маркой должны появиться социальные, инфраструктурные объекты. Отлично работает клуб. Членство в нем автоматически получает каждый, кто покупает жилье в нашем ЖК. На встречи с этой аудиторией приходят известные социологи, писатели, художники, архитекторы. Это мы и учитывали: среда, которая поддерживается за счет интеллектуальной, культурной, спортивной составляющих, становится важной опцией. Проект ILOVE мы рассматриваем иначе – как стадию семейного проживания. Поэтому мы будем создавать прогулочные зоны, детские городки, которые нам сегодня обходятся довольно недешево, колясочные – все то, что необходимо, когда человек меняет статус и обзаводится семьей. Московский опыт проекта Headliner оказался удачным, мы уже начали развивать этот бренд в Перми.

– Ваша стратегия «умного дома» – с чего она началась?

– С района «Академический» в Екатеринбурге. Сейчас это самый крупный проект в Европе, город-миллионник, в ближайшее десятилетие он будет завершен. В этом районе мы начинали с систем безопасности. И за 14 лет в наших домах было зафиксировано только одно тяжкое преступление – на бытовой почве в квартире. Энерго-
сбережение – тоже очень важный аспект: жители района значительно экономят на оплате жилищно-коммунальных услуг. Например, платежи за электричество там на 30% ниже, чем в среднем по городу.

Многое из опробованного в Екатеринбурге мы используем в Москве. Сейчас занимаемся «облачной» технологией, которая будет обеспечивать взаимодействие услуг «умного дома» и «умного города».

– Муниципальная власть к этому будет готова?

– Москва активно развивает эти технологии, столица переживает настоящий прорыв в этой сфере. С московскими властями мы активно взаимодействуем в части соподчиненности систем – города и объектов. И конечно, мы обеспечим их высокий уровень: неудобно идти в «умный город» неумному дому.

– Интеллектуальный набор, которым вы наделяете свои объекты, он в каждом случае разный?

– У нас есть базовый пакет, а дополнения к нему могут быть разными. Если хотите, чтобы, открывая дверь, вы услышали голосовое приветствие, это вполне возможно. Нужны разные световые зоны в квартире – тоже не проблема.

– Как вам кажется, со стороны клиентов уже существует запрос на это?

– Когда мы начали развивать проект «Академический», то часто сталкивались с непониманием. В 2005 году к жилью предъявлялось только одно требование – хорошая локация. Так что дополнительные расходы брали на себя. Сейчас базовые опции, куда входит безопасность, не вызывают сомнений. Так и коммунальная сфера: если человек уезжает в отпуск, тепло в квартире ему не нужно. Лампочка в подъезде может гореть постоянно, а может, когда вы в него входите, это понятно всем.

– Если застройщики станут совершенствовать продукт, а потребитель будет ограничен в средствах, то какой из этого выход?

– Сейчас это решается за счет снижения маржинальности бизнеса. Хотя даже поддержание имиджа компании стоит недешево. Доступность будет достигаться и за счет удешевления некоторых услуг, например интернета. И конечно, кредитование. У нас много покупают по ипотеке. Причем в основном в недорогих ЖК.

– Известно, что вы пишете стихи. В недавнем прошлом вы стали обладателем премии «Поэт года». Как это уживается – бизнес и поэзия? Эти музы дружат между собой?

– У бизнеса нет музы. Хотя креативность в этом тоже нужна. Бизнес – это тяжелый труд, сравнимый с любым трудом, которым человек вынужден заниматься постоянно. Но ведь иногда он задумывается о вечности, о Боге. Поэт это делает в стихах. Такова специфика личности. Сложность в том, что поэзией невозможно заниматься планово и целенаправленно. Вдохновение приходит тогда, когда хочет. В этом и его прелесть, и его сложность. И когда оно пришло – бросай все, успевай записывать.

Для меня было неожиданностью, когда в прошлом году Союз писателей России наградил меня. Это стало важным событием в моей жизни.